Павел Люлин: о жизни вне политики, приоритетах в Курской области и почему пенсионная реформа - это аморально

15.09.2021, 12.35
Павел Люлин: о жизни вне политики, приоритетах в Курской области и почему пенсионная реформа - это аморально

Кандидат в депутаты Госдумы от партии «Справедливая Россия» Павел Люлин рассказал о своих взглядах на развитие Курской области, преподавателях с купленными диссертациями, о соседстве с Владимиром Путиным и брошенных на выживание пенсионерах.

– Павел Борисович, предлагаю начать наш разговор со школьных лет. 

– Считаю школу ярким отрезком жизни, поскольку рос в семье потомственных педагогов. Мама преподавала, бабушка была директором школы и заслуженным учителем СССР, поэтому для меня школа не прекращалась, она была постоянно со мной: и вечером, и в выходные. Помню, как во время летних каникул на даче писал диктанты и сочинения. Всё это отразилось на моем воспитании, заложило основу знаний. С детства интересовался историей Древней Греции и Египта. Рано научился читать и проглатывал одну книгу за другой. Сегодня больше читаю научную литературу.

– Что повлияло на выбор Вашей профессии? 

– В школе я занимался в кружке информатики, увлекался компьютерным программированием. Писал свои программы, но не выбрал эту стезю, потому что в 90-е годы IT-технологии только начинали зарождаться. Родители посоветовали выбрать более реальную профессию. И я не жалею нисколько. Хотя программирование мне помогло в жизни. Я всегда стараюсь автоматизировать свою рутинную работу, да и ум работает более структурированно и логично. 

– Вы поступили в архитектурно-строительный институт, получив два высших образования – экономист-менеджер и инженер-строитель. В студенческие годы Вы занимались общественной работой? Предполагали, что в будущем пойдёте в политику?

– В институте я был обычным студентом. Мне нравилось общаться с друзьями, как всем молодым людям. Но время было непростое, поэтому приходилось подрабатывать на жизнь. На первом курсе по ночам работал грузчиком в магазине, чтобы не брать у родителей деньги на цветы и подарки девушке. Студенты всегда нуждаются в средствах. На старших курсах совмещал учёбу с подработкой уже в качестве системного администратора.

 

– Познав работу коммерческих объектов с низов, после окончания вуза Вы стали разрабатывать и реализовывать масштабные проекты в сфере бизнеса.

– Сегодня я занимаюсь управлением и эксплуатацией недвижимости, в частности, общественных, деловых и развлекательных центров, жилых зданий, заводов. Также создаю модели эффективного управления регионов. Тонкости этой профессии мне помогли познать зарубежные специалисты, которые учили меня правильно ставить цели и достигать их. Я начинал работать в шведской компании ИКЕА, которая проектировала и строила комплексы Мега. И там при разработке объектов учитывали не только прибыль, но и создание комфортных и безопасных условий для посетителей, продумывая всё до последней мелочи. 

– Вы после института сразу начали заниматься бизнесом, как говорят, построили его с нуля. Когда приняли решение заниматься наукой?

– Получив диплом, я пошёл работать экономистом на завод «Авангард» в Питере. Наверное, один из немногих в радиоэлектронной промышленности, который остался работать после распада СССР и выпускающий реальную продукцию, а не существующий за счёт сдачи в аренду своих площадей, как случилось со многими предприятиям в начале 2000-х.

Параллельно я продолжал учёбу в аспирантуре по предложению моего дипломного руководителя. Когда я защищался, моя работа получила награду как лучшая студенческая работа. Я старался писать так, чтобы она была реалистичная и могла принести конкретную пользу. Приняв предложение, я ещё не осознавал всей сложности совмещения учёбы в аспирантуре и работе на заводе. Первое время было непросто, так как преподавание отнимало много сил, но со временем появились опыт и привычка к нагрузкам. 

– В какой момент пришло решение участвовать в общественной и политической жизни? 

– Начав работать и удовлетворять свои материальные потребности (жильё, питание, безопасность, комфортность), со временем пришло осознание, что всех денег не заработаешь. Ну, заработаешь ты ещё больше, станешь отдыхать в более дорогом отеле либо переедешь в более просторную квартиру, у тебя будет более престижный автомобиль. Но в чём здесь счастье? 
Во время преподавательской работы мне нравилось, что я общаюсь с людьми. Отдаю какие-то знания, получаю обратную связь. Лет десять тому назад, когда у меня были закрыты материальные потребности нижнего уровня, я понял, что хочу делать что-то ещё полезное, нести не только знания, но и находить пути решения возникающих у людей проблем. И моя общественная деятельность началась с того, что я помогал людям, бизнес-сообществу разобраться в различных сложных ситуациях.

– Где эти практики Вы применяли? Можно привести пример?

– После трагедии в развлекательном центре «Зимняя вишня», где погибло много людей, в том числе и дети, я один из первых разобрал эту ситуацию с технической точки зрения. Выделил, что было сделано неправильно, к чему это привело, и подготовил целый свод практических рекомендаций для других торговых центров страны, соблюдая которые можно быть уверенным, что такое больше не повторится. 

И как общественный контролёр на тех же началах я проводил аудиты в других крупных общественных объектах. Делал это не за деньги, а по своей инициативе, стараясь найти полезное применение своим знаниям. 

– Вашими рекомендациями воспользовались бизнесмены?

– Да, я видел, что они нашли практическое применение во многих торговых центрах. Эти места стали более безопасными для большого количества людей. Вторая история произошла в начале 2020 года, когда в стране началась пандемия со всеми вытекающими последствиями и ограничительными мерами. Я следил за ситуацией и понимал, что после Китая и Европы коронавирус придёт и к нам. Первые месяцы показали, что власти не готовы были к такому развитию событий. Они не знали, что делать. Вот эти хаотичные движения по закрытию всего были нелогичны. И более того, видимо, боясь, что за свои решения нужно отвечать, они пытались по максимуму отдавать распоряжения запретить, запретить, запретить, при этом размазать всё широко и двояко, чтобы избежать всякой ответственности впоследствии.

И я понял, что многие предприниматели не знают, что делать и как себя вести во время локдауна. Взяв на вооружение опять же зарубежные практики, один из первых я разработал несколько методических пособий, как во время пандемии работать, а не закрывать бизнес-центры, торговые центры и другие общественные здания, чтобы они при этом оставались безопасными для людей: замерять на входе температуру, проводить дезинфекцию, другие меры. Вряд ли власти читали мои работы, но через два месяца они стали применять то, что было отражено в моих методичках.

– Изучали зарубежный опыт с переводчиком?

– Нет, я свободно говорю на английском и довольно хорошо на немецком.

– Которым также владеет и наш президент. Известно, что Вы жили с ним в Ленинграде в одном доме и одном подъезде. Расскажите, пожалуйста, об этом и как Вы относились к Владимиру Путину в то время и относитесь сейчас?

– Я родился и рос в доме № 42 по Среднеохтинскому проспекту в городе Ленинграде. Этажом ниже жил Владимир Владимирович со своей семьёй. Он тогда был офицером КГБ. Ну, а я был пацаном совсем. Знал, что вот дядя Вова из 22-й квартиры работает в Комитете госбезопасности. У него была очень классная собака, весь двор её обожал. Моя мама с его женой тогда вместе выгуливали собак. Он был достаточно спокойный человек, тихий. Единственное, что к нему иногда приходили гости, были застолья, они выходили на лестницу курить. Он сам не курил, но вот гости… Соседи делали им замечания: вы там не курите!

Можно добавить, меня с ним связывало то, что я тренировался на том же стадионе, что и он. Стадион «Турбостроитель» там недалеко. И дачи у нас в одном и том же месте.

Фото https://yandex.ru/maps/
Фото https://yandex.ru/maps/
 

То, что он сделал, когда пришёл к власти, – это однозначно хорошо, потому что он принял разваливающуюся страну с низкими доходами и высокой инфляцией. И за несколько лет он, в принципе, сделал из неё то, что мы видим.

Но нужно развиваться, потому что сейчас у нас продолжается период застоя, когда мы видим одни и те же лица во власти. При всём моём хорошем отношении к стабильности я понимаю, что нужно эволюционировать, потому что нельзя законсервировать ситуацию в стране. Люди растут. Выросло уже поколение людей, которые, в принципе, не видели голодные бандитские 90-е годы, выросли люди, которые, в принципе, не видели другого президента, кроме Путина. Им уже не скажешь, что мы живём хорошо, потому что раньше было плохо. То есть нужно что-то другое. Именно поэтому молодёжь сейчас уезжает за границу учиться, работать и жить. Нам нужно создавать эту историю здесь, у себя. И в принципе, я не вижу проблем, почему мы не можем это сделать. У нас есть нефтегазовые доходы, которые мы можем инвестировать и развивать у себя и производство, науку, медицину, образование. У нас имеются очень умные люди с хорошей школой. Надо это просто правильно использовать.

– Как Вы относитесь к плагиату при написании кандидатских и докторских работ?

– Крайне отрицательно. То, что я сейчас вижу в Курской области, неприемлемо – преподаватели, которые с фальшивыми дипломами преподают в государственном университете. Ну, это вообще за гранью добра и зла. Сейчас, по сути, работает фабрика, где клепают диссертации и продают дипломы. Видел в городе объявления: напишу за вас курсовую, диссертацию, диплом. 
Бизнесмена, купившего диплом, ещё можно как-то понять: он никогда не будет преподавателем, потому что не умеет это делать. Но когда преподаватель или даже руководитель учебного заведения позволяет себе списывать – это просто нонсенс, это какой-то особый цинизм. 

– Мне известно, что Вы занимались и продолжаете заниматься подводным плаваньем – дайвингом. Это спорт или хобби? 

– Я бы сказал, увлечение, хотя я занимаюсь достаточно долго – уже, наверное, больше 10 лет. У меня есть профессиональные сертификаты, которые позволяют мне погружаться на максимальную глубину с аквалангом, на обычном воздухе. До 45 метров – это такой «подводный небоскрёб» по сути. Люблю погружаться на затонувшие корабли, самолёты.

Это коррелирует с моей любовью к истории. Вот, например, в Крыму, когда я нырял, там Ил-2 лежит в бухте Балаклавы.

– Павел Борисович, расскажите о своей семье.

– В этом году, в октябре, будет 10 лет, как я женат. У меня двое детей. Дочка в школу ходит, во второй класс пошла, и сын – в садике. Ребёнок ходит в обычную среднюю школу, никаких платных, ничего такого нет.

– Теперь о семейных ценностях. Как Вы относитесь к тому, что сейчас многие молодые живут без регистрации брака, легко расстаются?

– Людям сложно определиться, потому что раньше брак являлся ещё и социальной составляющей общества, когда женщина была в большей зависимости от брака, так как меньше зарабатывала. Сейчас ситуация поменялась и мужчине нужно прикладывать больше сил для того, чтобы привнести в семью что-то ещё.

Официальная регистрация для многих женщин важна. Поэтому мужчины, живущие в гражданском браке, должны проявить уважение к женщине, которая, по сути, является твоей женой, и официально регистрировать отношения.

– Вы идёте в политику. Можно сформулировать кратко и понятно: какую пользу Вы хотите и можете принести людям?

– Во-первых, я вижу, что многие депутаты, которые сидят в Государственной Думе, они не работают, по сути. Потому что те законы, которые принимаются, они не просто бесполезные, но иногда непроработанные, а порою бывают просто глупые. Так получилось, что я многие из них читал во время пандемии и понял это.

Мне непонятно, почему, если ты работаешь депутатом и получаешь зарплату, имеешь статус, почему ты не можешь сделать качественно свою работу, которая, в принципе, не настолько сложная. Это не диссертацию написать, нужно просто сесть и разобраться. И я хочу, работая в Госдуме, принимать правильные законы, я хочу контролировать то, что происходит в регионе, потому что сейчас у Курской области нет своего защитника на федеральном уровне. Реальный, а не номинальный защитник нужен, потому что регион недооценён, он недофинансирован.

У нас каждый год идёт снижение дохода у людей, при этом расходы растут. Сокращается количество рабочих мест на крупных предприятиях. Регион – один из самых сложных по инвестициям в средства производства. Это значит, что заводы, которые есть, не могут обновлять парк оборудования, то есть развивается, по сути, малый и средний бизнес, который нужен, но, тем не менее, это «короткие деньги». Сегодня есть, а завтра нет. И как экономист, как доктор наук – а моя диссертация как раз была написана про то, как управлять регионом, развивая его инвестиционную привлекательность и привлекая туда деньги, – я понимаю, что основное решение этих проблем – это привлечение инвесторов и строительство, открытие новых заводов, производств в области. 

– Как это сделать правильно и эффективно?

– Для этого есть несколько моментов. Первое – это законы, на разработку и принятие которых может влиять депутат Государственной Думы. Второе – это контроль того, как местные власти, чиновники с бизнесменами взаимодействуют, реализуя те инвестиционные условия, которые становятся дорогами, детскими садами, школами, коммуникациями, а не дачами у кого-то там и квартирами многокомнатными, 300-метровыми с золотыми унитазами.

И третье – это сокращение барьеров между инвестором, предпринимателем и властью, чтобы, скажем так, правила участия в проектах Курской области были понятны всем участникам рынка. Чтобы всё было прозрачно и честно, чтобы работал контроль со стороны общественных организаций, независимых экономических организаций и активистов.
Это может сделать депутат, и на это я планирую влиять, это я собираюсь делать. 

– Какие качества, Павел Борисович, у вас вызывают симпатию и какие Вы категорически не принимаете в людях?

– Мне сложно общаться со многими политиками, в отличие от бизнесменов они далеки от конкретики и могут отказаться от данного слова. Поэтому мне нравятся в людях чёткость, последовательность и надёжность. И мне сложно работать с теми, кто не отвечает за свои слова, с неконкретными людьми и с теми, кто меняет свои слова в угоду ситуации.

– Какой Вы видите Курскую область? Что можно сделать, чтобы у нас было меньше безработных и больше людей с доходами, которые вывели бы из нищенского состояния?

– Курская область уникальна тем, что здесь есть полезные ископаемые, Курская магнитная аномалия и пахотные земли, которые сейчас практически все возделываются. Это один из самых густонаселённых регионов, хотя количество людей каждый год снижается, они уезжают в другие регионы. Поэтому нужно создать условия, чтобы куряне оставались дома, работали и получали достойную зарплату. Для этого нужны две вещи: инфраструктура и рабочие места. Рабочие места – это инвестиции. Открытие новых производств, переработки, чтобы у нас не просто зерно за границу продавали, а создавался продукт.
Вот, собственно говоря, и весь рецепт. Он достаточно простой, но, на мой взгляд, это единственное, что может сейчас вытащить регион из бедственного положения.

– Вы работали в разных регионах. Почему сейчас Вас заинтересовал именно этот регион?

– Действительно, я родился в Ленинграде. Жил в разных местах. Из Ленинграда «уехал» в Петербург, потом работал и жил в Москве какое-то время, потом в Ярославле, в Сургуте, потом опять приехал в Москву, и сейчас я где-то между Москвой и Питером. Москва никогда не была для меня целью, во-первых, потому что, как Розенбаум поёт, «коль суждено мне питерцем быть, никогда Москва не станет родной».
Когда мне предложили идти в Госдуму и сказали, что есть разные регионы, я выбрал Курскую область. У меня отсюда корни – достаточно дальние по материнской линии, но главное – с этим регионом меня не связывают бизнес-интересы, то есть у меня здесь нет какого-то начальства, у меня здесь нет какого-то бизнеса, у меня здесь нет каких-то общественных проектов, то есть нет того, за что меня могут, скажем так, не потянуть, но – повлиять. 

То есть мне никто не может сказать, что я иду от Курской области, потому что у меня здесь личные интересы. Это даёт независимость в политической деятельности. Например, когда я поднимал проблемы – с тем же самым аэроклубом Курской области, который собирались закрывать, забрав у него землю, мне говорили: «Мы найдём на тебя управу». Да ищите! Пожалуйста! Найдите!

– Вы сказали, что Вас пригласили. То есть партия видит в Вас специалиста, который может на законодательном уровне принести пользу обществу?

– Да. Потому что сейчас во всех партиях есть проблема с профессиональными кадрами. 

– Что Вы можете сказать о пенсионной реформе?

– Хочу сказать, что основания для принятия пенсионной реформы действительно были, потому что у нас с демографией всё очень плохо, и стариков у нас больше, чем молодых, которые работают, сказались последствия демографической ямы. Но не такой же ценой делают реформы!

Во-первых, у нас вместо того, чтобы заниматься эффективностью распределения пенсионных средств, просто сокращают количество тех, кому будут перечислять пенсию. Нужно было сократить огромную армию чиновников в Пенсионном фонде, который является мировым лидером по количеству работников. 
На мой взгляд, обязанность государства – обеспечить поколение людей, которые заложили основу его успеха в советское время. Вы продаёте нефть и газ за границу. Вот они, эти доходы. Давайте их используйте, тем более что пенсионные деньги – они возвращаются к нам же, в экономику. Пенсионеры идут и тратят их, покупают еду, одежду, к врачам ходят.

У нас же пенсионер – это человек, который всю жизнь пахал, потом его накопления обнулили, деньги отняли, работать он не может, так как специалисту уже после 45 сложно устроиться. Хорошо, если дети будут помогать. А если нет? То есть мы человека выбрасываем: иди, найди, где заработать и что поесть. Это несправедливо, нечестно, и, в принципе, аморально.

Справка

Люлин Павел Борисович

Дата рождения: 11 мая 1982 г., 39 лет.
Женат, двое детей. 

Родился в Ленинграде в семье потомственных педагогов и инженеров. Отец – заслуженный изобретатель, дед – лауреат Государственной премии СССР. Мать – учитель, а бабушка – директор школы. По женской линии корни семьи уходят в Курск, отсюда родом были родные бабушки. 

Окончил СПбГАСУ (Санкт-Петербургский архитектурно-строительный университет) по специальностям инженер строитель и экономист-менеджер. Впоследствии, уже работая на заводе «Авангард», совмещал научную и преподавательскую деятельность с производственной.

2008 г. – защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата экономических наук. 
2015 г. – был удостоен степени доктор экономических наук за работу на тему: «Развитие системы регулирования деятельности инвестиционно-строительного комплекса». Более 15 лет преподаёт в таких учебных заведениях, как: Высшая Школа Экономики, СПбГАСУ, МИРБИС, ГАПМ, Школа девелопера и других.
Написал более 100 статьей в профильных изданиях по тематике управления, недвижимости, торговых центров и экономики в т. ч. 46 научных статей и трудов (включая три учебника и монографии: «Экономика недвижимости», «Управление субъектами инвестиционно-строительного комплекса в рамках живой системы», «Управление объектами коммерческой недвижимости», «Организация предпринимательской деятельности» и др.).

В профессиональной области является признанным экспертом в сфере управления недвижимостью. Более 16 лет работает в международных и российских компаниях. 

По роду деятельности жил и работал в разных регионах России: в Санкт-Петербурге, Ярославле, Москве, Сургуте.

Люлин П. Б. является руководителем комитета управляющих компаний в Ассоциации АКОН (Ассоциация компаний, обслуживающих недвижимость), руководителем экспертного совета Союза торговых центров России, Беларуси и Казахстана, руководителем департамента управления РСТЦ. Он постоянный участник профильных конференций, спикер в СМИ. В 2019 году был удостоен премии «Блогер года» от Российского Совета Торговых Центов в рамках RCSC Awards.

В рамках общественной деятельности продвигал объективное рассмотрение закона об «арендном рабстве». Разработал в рамках работы Союза Торговых Центров регламент работы фуд-кортов, утверждённый МинПромТоргом и позволивший возобновить работу общепита в торговых центрах России. Кроме того, проводил общественный «народный» контроль соблюдения требований безопасности детей и противопожарной профилактики в общественных местах. Результаты освещались по центральному телевидению, в СМИ.

Публикуется на правах рекламы. Оплачено из средств избирательного фонда кандидата в депутаты Госдумы Павла Люлина

Новости по теме

Важно и интересно

Видеоновости

закрыть