Под мирным небом? Как живут приграничные районы Курской области с начала спецоперации

23.05.2022, 09.02 -
Под мирным небом? Как живут приграничные районы Курской области с начала спецоперации

По официальной информации, с начала военной спецоперации территория Курской области подверглась обстрелам ВСУ 14 раз. Это если не считать сбитых беспилотников, а их было 6. Есть погибший и раненый. После одного из обстрелов в поселке Теткино погиб житель Воронежской области Василий Мерзликин, который на рабочей фуре привез сырье на спиртзавод. Еще один мужчина получил осколочные ранения. 19 мая он теперь называет вторым днем рождения. Впрочем, не только он. Многие тёткинцы, в чьи дома попали боевые снаряды, признаются, что уцелели чудом.  Несмотря на всё это жизнь в приграничье не останавливается. Работают  магазины, на улицах ходят люди, вечером на скамейках возле домов, как и до 24 февраля, собираются местные жители.

Мы попытались узнать, как и чем живут сегодня приграничные районы и что изменилось для них с началом военной спецоперации. Побывали в Судже, Коренево, Алексеевке и Тёткино (в последних двух наиболее неспокойно), пообщались с властями, послушали, что говорят местные жители, услышали разные точки зрения. Но обо всем по порядку.

КПП «Суджа»

Приглашение в пресс-тур по приграничным районам в редакцию ИА KURSKCiTY поступило вечером 17 мая. Чуть ранее, утром того же дня, ВСУ обстреляли село Алексеевка в Глушковком районе, были повреждены дома, школа и вышка сотовой связи. С этого момента за 3 дня Алексеевка еще три раза была обстреляна украинскими войсками, досталось и селу Дроновка, которое находится неподалеку. Трижды под минометный огонь попадал поселок Теткино, один из обстрелов закончился трагедией. 

В пятницу журналисты  собрались в точке сбора.

- Может, сейчас отменят? – звучит вопрос в служебной ГАЗели.

Но пресс-тур не отменяют, а потому ранним солнечным утром едем в Суджу. Контрольный пункт пропуска был первым в нашем маршруте. Получаем амуницию и по пути подъезжаем к ГИС «Суджа». На сегодняшний день это единственная газоизмерительная станция, которая подает газ на Украину и в Европу. Поставки осуществляются в полном объёме. От остальных каналов поставки, в частности, через ГИС «Сохрановка»,  власти соседнего государства отказались с 11 мая.

 

Дальше – граница и контрольный пункт пропуска «Суджа». До 2014 года он был вторым по пассажиропотоку после белгородской Нехотеевки. КПП «Суджа» подвергся обстрелам одним из первых - 5 апреля. Спрашиваем, откуда стреляли?

- А вот, буквально из лесополосы за полем напротив, - отвечают пограничники.

Ответным огнём точка противника была подавлена. Видимых повреждений на здании нет. С тех пор все относительно спокойно, хотя пограничники все время наготове.

Кстати, пункт пропуска до сих пор работает, но поток автомобилей и жителей снизился в разы. Есть и магазин Duty free, но он не работает. Здесь задерживаемся ненадолго. По машинам и едем в Горнальский монастырь. Он также находится в Суджанском районе.

Монастырь на русско-украинской границе

Горнальский Свято-Николаевский Белогорский монастырь - особенное место для верующих не только России, но и Украины. Здесь собирались прихожане с обеих сторон границы. До неё, кстати, всего 300-400 метров. С обрыва открывается красивейший вид на соседнее государство, а телефон приветствует на территории Украины и предлагает воспользоваться роумингом.

Раньше, до 2014 года, отсюда начинался крестный ход с особо почитаемой верующими иконой «Пряжевская». Он затрагивал территорию обоих государств: от Горнальского монастыря в России до села Мирополье на Украине. Восемь лет назад границу закрыли. С этого момента количество прихожан из соседнего государства стало уменьшаться и постепенно сошло на нет.

С началом спецоперации сократилось и число остальных прихожан. Просто так в приграничную территорию сейчас не попасть, нужно разрешение. Доехать можно только до Суджи. Поэтому посещают монастырь в основном только местные жители.

- В монастыре сейчас тихо, конечно волнуемся, переживаем в связи с событиями на Украине. Живем обычной жизнью, молимся за мир и чтобы господь послал здравие. Военные посещают монастырь, проверяют границу. Наши верующие прекрасно понимают, какая обстановка сложилась, и вопросы не задают, - говорит настоятель отец Питирим.

Монастырь и правда живет своей жизнью. Засажен огород, цветут сады, виноград, на небольшой пасеке роятся пчёлы, неподалёку пасутся коровы.

Не обращая внимания на журналистов, на участке работает монахиня Сусанна. Сегодня она высаживает в грунт помидоры.  Спрашиваем, как изменилась жизнь с монастыря с 24 февраля.

- Живем тут с Божьей помощью. Вот говорят, чего у тебя такие помидоры выросли? - матушка показывает на сочную рассаду. – По божьему благословению, без него все чахнет. Так и мы тут живем, с Богом.

Матушка Сусанна отвлекается на рассаду, а мы продолжаем прогулку по территории монастыря. Около 50 метров по тропинке и доходим до Поклонного креста. Его установили на возвышенности, среди сосен. Слева смотровая площадка на всю ту же Украину. Вид такой, что захватывает дух. С деревьев доносится пенье птиц. Атмосфера полного умиротворения, и говорить совсем не хочется. Изредка раздается чей-то шёпот, но тут же смолкает. Проводим так, в тишине, какое-то время, но пора возвращаться в автобус.

Взгляд упирается в бронежилеты, развешенные на спинках, на сидениях ожидают оставленные каски. Картинка не вяжется с тем, что видел буквально 10 минут назад. Постепенно возвращаемся к реальности и едем дальше.

В Коренево иногда слышны хлопки

Ещё один приграничный - Кореневский район. По словам главы района Марины Дегтярёвой, здесь с начала спецоперации был зафиксирован «всего один незначительный инцидент на пункте пропуска».

- Зрительно и локально ничего не изменилось, слышим, что происходит вокруг, это соседние районы, дай бог до нашего [района] не дойдут. Помогаем соседям, если есть такая необходимость, - говорит Марина Дегтярёва.

Мы стоим возле районного Дома культуры. На нем висит огромный баннер с буквой Z. Территория возле ДК ухоженная, высажены тюльпаны, развешены флаги России. Картину дополняет полукруглый инверсионный след от самолета.

Сейчас посёлок живет обычной жизнью. На улицах много людей, прогуливаются мамы с детьми. Возле ДК строят котельную, ремонтируют дороги, продолжаются сельхозработы, бурят скважину. По словам главы района, оттока населения нет, люди ходят на работу, в гости. У входа во многие дома висит триколор.

- У нас даже преступность снизилась и вечером с улиц исчезли компании подростков, родители стали строже следить за безопасностью детей, - продолжает Марина Дегтярёва.

На одной из улиц встречаем местную жительницу - Александру. Она на пенсии и живет одна. Признаётся, что иногда бывает неспокойно. Спрашиваем, когда в последний раз были слышны хлопки?

- А я уже и не помню, больше дома сижу. Стекла иногда дрожат, бывает, и все. Как-то вот самолет пролетел, на небе буква Z осталась. Ну, интересно вообще, но и страшно. Как-то ехали военные, стекла так дребезжали.

- А как в поселке? Что соседи говорят?

- Сердце ёкает, волнуемся за наших солдатиков молоденьких.

- Уезжать не думали?

- Кто, я? Мне уже восьмой десяток, куда мне. У нас одна женщина на улице говорит, граница, надо продавать дом и уезжать. А куда я поеду? Я здесь буду.

Алексеевку ВСУ обстреливали неоднократно

Из Кореневского района перемещаемся в Глушковский. Село Алексеевка ВСУ обстреливает регулярно, только с 17 мая - четыре раза. Но самым разрушительным по последствиям стал обстрел со стороны Украины утром 18-го числа. Повреждения получили три частных дома, автомобиль и здание школы.

Приезжаем в Алексеевку уже к 4 часам. У одного из домов трудятся рабочие. Подходим. Видим хозяина, его на момент обстрела в доме не было, возвращался из Москвы. Но была супруга, она выйдет чуть позже. Пока ждем, осматриваемся. В заборе заменили несколько досок, краска не успела высохнуть. Заделаны дыры на фасаде дома, во дворе разбит горшок с цветком, небольшие повреждения у автомобиля. В нескольких окнах повреждены стеклопакеты. Их обещают заменить в течение пары дней. К этому моменту выходит хозяйка – Лариса Винокурова.

- Услышала звуки взрывов примерно в половине пятого утра. Схватила документы и поползла в ванну, оттуда в подвал, - говорит женщина. Алгоритм действий был уже отработан, село обстреливают не в первый раз.

Постепенно выстрелы стали стихать, и Лариса Ивановна выбралась наружу. На улице сильно пахло газом. Позже оказалось, что пробита газовая труба. Пули попали в дом, сарай, автомобиль, в доме также повреждена стена. Всего около 10 попаданий.

Лариса Винокурова признаётся, что обстановка в селе напряженная. Многие отправили детей к родственникам в Курск и другие населенные пункты.

- Я сегодня в Глушково ночевала. Вчера вечером опять стреляли. Мы хотим, чтобы все это быстрее закончилось, чтобы не было страха.

Но сама женщина уезжать не собирается.

- Я работаю медсестрой на скорой помощи, как я могу бросить все и переехать?! - говорит Лариса Винокурова. А позже признаётся, что вещи на всякий случай собраны.

За забором одного из заброшенных домов виднеется вышка сотовой связи. Предположительно, в нее и целились ВСУ. Чуть дальше поле, за ним возвышенность. Обстреливают село именно оттуда.

 

Мимо на велосипеде проезжает ещё один местный житель. Из разговора узнаём, что он из Белгородской области, работает на Севере, в наш регион приезжает весной и живет до осени. Не исключением стал и этот год, несмотря на все события.

- Мне говорили, Иваныч, ты подумай, надо тебе туда ехать? А мне нравится здесь, хорошо. Природа, водоемы. Близости границы я не боюсь. Со мной живет жена, если нам протянут газ, останемся здесь на зиму.

Сейчас, спустя два дня, практически все последствия обстрела в Алексеевке устранены. О том, что здесь бывает неспокойно, говорят только пробитые стеклопакеты и ель. Ее срубило снарядом. Все остальное помогли восстановить, расходы взяла на себя администрация района и области.

 

Тёткино чаще остальных попадал под обстрел

Дальше едем в Тёткино. Поселок сильнее остальных пострадал от действий ВСУ. Останавливаемся на улице Ленина, здесь видны еще свежие следы от обстрелов. Пострадали дома жителей, здание бывшего детского сада.

 

По противоположной стороне идет женщина с велосипедом, подходим и заводим разговор. Дом Лидии Ивановны, так зовут нашу собеседницу, чуть подальше, его не задело. Женщина рассказала, как переживала последний обстрел.  

- Когда все это случилось?

- В тую ночь, не в эту, что прошла, а другую, - говорит Лидия Ивановна на смешанном русском и украинском языках.

- Часто такое происходит? Что делаете?

- Не знаю, раньше такого не було, а сейчас вот. Як реагируем? Если как ту ночь було, когда стреляли, рвало хорошо, в подвале сидели. А так ждем, что будет.

- Страшно?

- Боимся, а что делать. Я как-то до сына доехала, там пересидела и обратно вернулась.

- И чем занимаетесь?

- Огород у нас, дом подстраиваем. Вчера, правда, руки не сгинались, настроения не було вообще.

 

Желаем Лидии Ивановне здоровья и сил, идем дальше. Возле одного из поврежденных домов стоит пенсионер Анатолий Ляшенко. С началом спецоперации пожилой мужчина уехал к детям, но позже вернулся. Во время обстрела находился дома. Услышав звуки выстрелов, Анатолий спрятался в подвал. После того как взрывы стихли, курянин выбрался обратно.

К тому моменту его забор превратился в решето. Ремонтировать его хозяин пока не планирует, потому что обстрелы могут повториться вновь. Но и уезжать тоже не хочет, на кого оставить засеянный огород…

Сахарный и спиртзавод находятся практически на границе

Под мощный обстрел попал и местный сахарный завод. Заходим на его территорию. Справа от проходной собраны осколки снарядов. Сотрудник завода показывает на искореженный металл и шутит, что можно открывать мини-выставку.

Нам рассказывают, что ВСУ стреляли из-за лесополосы неподалёку. Весь обстрел длился около 50 минут. Практически во всех зданиях выбиты стекла и повреждены стены.

- Это еще цветочки, пойдемте, сейчас покажу, - ведет нас сотрудник предприятия.

Проходим через всю территорию и подходим к воронке от снаряда. Ее глубина около двух метров. Впечатляет.

 

У одного из зданий завода высотой около 20 метров полностью отсутствует стена. Тут уже поправка: это последствия от инцидента 4 марта.

По официальной информации, тогда из-за короткого замыкания загорелась и взорвалась одна из боевых машин, находящихся на территории сахзавода на ремонте. В посёлке выбило стёкла в жилых домах и социальных учреждениях. Тогда эвакуировали около 300 местных жителей.

Сейчас территория сахарного завода выглядит так.

 

 

Следующий – спиртзавод. Он находится по соседству. Здесь последний обстрел закончился трагедией: погиб водитель фуры из Воронежской области. Еще один человек проходит лечение в Курской областной больнице. О событиях вчерашнего дня здесь ярко напоминает сгоревшая фура, в воздухе пахнет гарью и чем-то сладким. Выбитые окна уже не удивляют, за полдня, кажется, к ним уже привык.

 

 

На территорию завода нас не пускают, спускаемся чуть ниже по улице. В гости приглашает местный житель – Виктор Голубчиков. Снаряд угодил в его дом. Во время обстрела мужчина с женой прятались на кухне. 

- Во время затишья я зашел в комнату, и тут же «прилетело». Вот тут были два окна, они отсутствуют, - Виктор указывает на огромную дыру в стене. – Я спрятался слева от окна. Большой осколок прилетел в противоположную стену. От осколков много вмятин в полу, стенах. Мебель и посуда вся побита…

 

Фото "Курские известия"

Улица Пограничная и погранпункт «Тёткино»

Выезжаем на Пограничную. Это улица, которая граничит с украинской Рыжёвкой. До 2014 года местные жители могли беспрепятственно переходить в обе стороны, но с приходом новой власти граница оказалась на замке.

 

Осторожно продвигаемся вперед. Практически из каждого двора лают собаки. Военные поясняют, что здесь по-прежнему живут люди. Подходим к забору. В самом первом со стороны Украины доме живет 85-летняя Галина Гудилина. Бабушка – гражданка Российской Федерации, но вот уже 8 лет она не может попасть на родину.

Историю Галины Гудилиной не раз рассказывали в СМИ. Женщина родилась в Черниговской области, после замужества переехала в посёлок Тёткино, с супругом построили дом. Как раз через него и прошла граница после распада СССР. С одной стороны оказалась улица Дружбы села Рыжевка Сумской области, с другой - улица Пограничная посёлка Теткино. Дом пенсионерки зарегистрирован на украинской улице. Муж Галины Гудилиной умер в 2001 году. Вот уже более 20 лет женщина живёт самостоятельно.

Фото "Курские известия"

Пенсионерка слышит шум и выходит на улицу. Завязывается непродолжительный разговор, после которого Галина Александровна уходит. А мы едем дальше.

 

Последняя точка нашего маршрута – пункт пропуска «Теткино». С 24 февраля погранпункт пережил несколько обстрелов, пострадал целый ряд строений. Здесь же стоит разбитый автомобиль, на котором передвигались диверсанты, обстреливавшие пограничников из минометов с территории Украины.

Восстанавливать разрушения пока не планируют, потому что обстрелы могут повториться вновь.

 

Уезжаем из Теткино уже с сумерками. Проезжаем мимо небольшого деревянного дома. На лавочке сидят четверо мужчин. С интересом они смотрят вслед автобусу с журналистами. На велосипедах куда-то спешат местные жители. На главной площади стоит компания подростков. По виду - ещё школьники. Кажется, посёлок продолжает жить…

 

* С момента пресс-тура и до публикации этого текста граница Курской области со стороны ВСУ была обстреляна еще один раз. Об этом сообщил губернатор. Сильнее всего пострадало село Попово-Лежачи в Глушковском районе. Зафиксировано попадание на свинотоварную ферму, также выбиты стёкла в жилом доме на улице Первомайской.

А депутат Курской областной Думы Алексей Золотарев направил депутатский запрос на имя Министра обороны РФ Сергея Шойгу, председателя СК РФ Александра Бастрыкина и директора ФСБ РФ Александра Бортникова с просьбой усилить границы РФ со стороны Украины в Глушковском районе.

Оставить комментарий
У вас осталось: 1000 символов
* Внимание! Комментарии в выходные и праздничные дни добавляются на сайт после модерации.

Новости по теме

Важно и интересно

Видеоновости

Дикая
(Кино)
Одна
(Кино)
закрыть