Банк ВТБ24 Курск  

Август 1998-го может повториться

- 18.08.2006, 00.00 - Саид Халмурзоев
Для подавляющего большинства россиян вчерашний день пролетел абсолютно незаметно, слившись воедино с остальными – самыми обыкновенными буднями, полными текущих дел и повседневной суеты. Возможно, лишь немногие, взглянув на календарь, вспомнили, чем ознаменовался этот августовский день восемь лет назад.

Что бы мы ни думали и что бы ни говорили о лихих днях экономического кризиса, сегодня с полной уверенностью можно сказать, что август 1998-го подвел черту под целым историческим периодом новой России. Так или иначе, но именно события того рокового понедельника возвестили об окончании периода накопления первоначального капитала российским бизнесом. Главными точками концентрации этого капитала стали тогда крупнейшие и весьма влиятельные банки, враз павшие и возродившиеся впоследствии в виде олигархических структур, которые составили основу экономики последующего (до разгрома "ЮКОСа") периода.

Тогда же, в августе 1998-го, была подведена черта и под существующей на тот момент и соответствующей времени в полной мере финансово-бюджетной системой. Объявив дефолт, российское государство поставило крест на порочной системе финансирования дефицитного бюджета за счет внешних и внутренних заимствований. Не менее роковыми стали августовские события и для откровенно дутого курса национальной валюты, резкое и многократное падение которого показало истинную стоимость экономики того периода. Во что все это вылилось для российского государства и его граждан – разговор отдельный. Но, так или иначе, сегодня в чиновничьих кабинетах и на улицах городов мало кто вспомнит о таких понятиях, как бюджетный дефицит, многомесячные задержки зарплаты бюджетникам, марши голодных ученых и прочих "символах" пусть и короткой, но самой настоящей эпохи.

Сегодня, по прошествии многих лет, можно с уверенностью говорить о том, что кризис был неизбежен и, не случись его в августе 1998-го, он непременно бы произошел позже, только с худшими последствиями. Дефолт государства по своим обязательствам, а с ним и падение крупнейших банков, были заложены в самой архитектуре существовавшей на тот момент системы.

Сегодня уже нет никакого смысла возвращаться к событиям восьмилетней давности, перемывая косточки тем, кто стоял тогда у государственных и финансовых рычагов, ибо куда интересней жить настоящим и будущим, но никак не достаточно мутным прошлым. Первым вопросом, возникающим у тех, кто все-таки вспомнил о памятной дате, безусловно, является желание узнать, насколько возможно повторение подобного сегодня или в ближайшем будущем. Если говорить прямо, то ответ достаточно прост и однозначен: невозможно. Невозможно ввиду отсутствия основной базовой причины, повлекшей за собой печально известные события. На протяжении нескольких лет государственные бюджеты РФ сводятся с внушительным профицитом, и у правительства нет никакой необходимости прибегать к внешнему финансированию. Скорее наоборот – в сегодняшней ситуации наилучшим решением является возврат максимального количества долгов, что позволит снизить долговое бремя страны на достаточно продолжительный период. Не менее хорошо обстоят дела и с национальной валютой: рубль достаточно прочен и скорее сам нуждается в легкой принудительной девальвации для своего же "здоровья".

Вместе с тем нельзя сказать, что будущее российской экономики абсолютно безоблачно. При необходимости все-таки можно обнаружить и некоторые, пусть и очень схематичные, но аналогии с периодом конца 1990-х. И в том, и в другом периоде существовали системные проблемы, делающие порочной саму суть экономики данного образца. Если для периода 1990-х это была неспособность поддержания функционирования неэффективной экономики без притока средств извне, то сегодня экономика в большинстве своем точно так же неэффективна, только поддержание этой неэффективности осуществляется не за счет заимствований, а благодаря сырьевой ренте. Если отправной точкой кризиса 1998-го стала невозможность дальнейшего накапливания долгов, то сегодня такой точкой (от нас не зависящей) могут стать серьезные изменения конъюнктуры мировых сырьевых рынков. В настоящий момент преждевременно говорить о возможности масштабного снижения нефтяных цен, но первые тревожные звоночки уже раздаются, и игнорировать их крайне недальновидно.

К сожалению, в России так и не смогли сделать правильных выводов из событий 1998 года, главным из которых было повышение эффективности субъектов экономики. Напротив, по последним событиям видно, что основная ставка делается на максимальную централизацию ведущих отраслей по типу, близкому к советской экономике. К сожалению, времена меняются, и добиться уровня эффективности экономики, соответствующего современным стандартам, от прежних схем уже нельзя. Вовремя осознать это смогли даже в коммунистическом Китае, что привело к впечатляющим результатам. Под российской же экономикой, точно так же как и в 1998-м, продолжает тикать бомба, последствия взрыва которой могут оказаться ничуть не меньшими, чем восемь лет назад. Невзирая на то что причины потенциального возникновения нового кризиса будут в корне отличаться от имевших место в 1998-м, нынешним жертвам уже не будет никакого дела до того, какой тип взрывчатого вещества вызвал столь печальный поворот в их судьбе.
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter