Банк ВТБ24 Курск  

Русский язык меняется не в лучшую сторону

- 16.08.2006, 00.00 - Михаил Старостин
В современном обществе проблема взаимопонимания стоит очень остро. Развитие новейших средств коммуникации имеет опасные и малоизученные последствия: постепенно мы теряем способность формулировать свои мысли, и вместе с тем – понимать друг друга. Это порождает противоречия и конфликты, вплоть до правительственного уровня.

В разговоре лишь часть информации передается посредством слов, а другая часть – жестами, мимикой, разными отсутствующими в словарях звуками и т.д. В зависимости от ситуации и словарного запаса собеседников соотношение может достигать пропорции 1 к 10 и даже 1 к 20 в пользу невербальной коммуникации. Теперь представим себе, что "бессловесному коммуникатору" надо написать sms или e-mail, то есть воспользоваться средством чисто словесной коммуникации. Он испытает растерянность перед лицом беспомощности техники в деле адекватной передачи информации. Еще тяжелее ему приходится при телефонном разговоре, так как, в отличие от письменной коммуникации, у него нет времени подумать. Такие люди – существенный источник дохода сотовых операторов, потому что они часто вынуждают своих собеседников переспрашивать, а также затрачивают много времени на то, чтобы уловить адресованную им мысль.

Язык всегда был важнейшим социальным инструментом. Тот, кто владел им лучше других, получал неограниченную власть и мог вести за собой массы. Достаточно вспомнить великих полководцев и тиранов – Цезарь, Суворов, Наполеон, Гитлер. Их слова действовали сильнее наркотических средств.

Если людям удается договориться между собой и объединить усилия, то они оказываются способными на невероятные вещи. И наоборот, чем хуже люди понимают друг друга, тем слабее данный социум. Таким образом, значение языка не только для культурного, но и для политического потенциала государства трудно переоценить.

Цивилизованные страны разрабатывают специальное законодательство, целью которого является предотвратить деградацию национального языка. Во Франции специальная лингвистическая комиссия призвана изобретать французские термины для замены бытующих во всем мире американизмов. Немецкоязычные государства провели недавно реформу, направленную на укрепление литературного языка. В Израиле иврит был фактически возрожден на основании диалектов небольших иудейских общин и мертвого древнееврейского языка.

А как обстоят дела с нашим родным "великим и могучим"? До начала ХХ в. существовало четкое разделение на язык литературный и народный, который, в свою очередь, был представлен множеством местных говоров. После революции русский язык был, как и все остальное, национализирован и деклассирован. Народный говор был расширен разными иностранными терминами ("буржуй", "социализм", "энтузиазм" и т.д.), укреплен указом 1918 г. о конфискации ятей, еров и проч. и превращен в национальный язык советского государства. А литературный язык оказался похоронен в лагерях или эмигрировал вместе с носителями.

Эпоха столь суровых мер закончилась, тем не менее русский, как и всякий живой язык, продолжает изменяться.

Важнейшую роль в эволюции современного языка играют СМИ, в первую очередь телевидение и радио; по мнению экспертов, влияние печатных изданий – газет, журналов и книг – значительно ниже. В этом смысле наибольшего успеха достигли политики, а также ведущие радио- и телепрограмм. Они являются непревзойденными творцами словоформ и неологизмов. Достаточно вспомнить "мочить в сортире", и мы понимаем, что если эту фразу построить правильно – "мочиться в сортире", то она уже режет слух.

Другими рекордсменами являются авторы правил и объявлений для пассажиров общественного транспорта. Чаще всего они не знают, что такое синтаксис, что в предложении кроме точек и запятых неизбежно должна присутствовать логическая связь. Граждане, пользующиеся такими средствами передвижения, как автобусы, троллейбусы, трамваи, метро и электрички, становятся невольными заложниками косноязычности этих авторов. Вот, например, цитата из Правил безопасности РЖД: "... падение из движущегося на большой скорости поезда несовместимо с жизнью!" – прямо так написано и расклеено во всех электропоездах Московской железной дороги. Трогательная непосредственность. Прослушав или прочитав сто раз подряд такое выражение, физически ощущаешь, как в тебе умирает чувство языка, и уже сам невозмутимо рассуждаешь о действиях, "несовместимых с жизнью и смертью".

Поистине олимпийских высот достигли звуковые объявления Московского метрополитена. Вместе с тем сильно возросла степень навязчивости "подземного олимпа". Вы слышали уже убедительную просьбу администрации метрополитена "обращать внимание на подозрительные лица в вагонах метро и сообщать о них по переговорному устройству машинисту или сотрудникам милиции"? Услышав это, пассажиры начинают внимательно изучать лица друг друга. После того как "предметы" обрели "лица", и надоевшее всем объявление о подозрительных предметах прозвучало с новой актуальностью, я стараюсь делать лицо попроще, когда спускаюсь в подземку.

Словом, человек привыкает ко всему и понемногу начинает принимать за норму и сам использовать в своей речи то, что поначалу не мог слышать без смеха. Таким образом, мы начинаем вкладывать в слова не присущий им смысл. И хорошо, если собеседник оказывается в состоянии его оттуда извлечь...
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter