Банк ВТБ24 Курск  

На ливано-израильской войне заработает... Турция

- 16.08.2006, 00.00 - Андрей Миловзоров
Что бы там ни говорили о различных могущественных силах, стоящих за нынешней войной на Ближнем Востоке, но есть одна страна, которая уже получает от нее вполне конкретную выгоду. Это Турция. В нее сейчас начали "переливаться" многомиллиардные арабские капиталы из охваченного войной Ливана, что как нельзя более кстати для турецкой экономики, близкой к кризисному состоянию. Однако какие последствия будет иметь эта накачка арабскими нефтедолларами страны "европейского выбора" – вопрос довольно сложный.

Итак, Ливан в очередной раз стал полем боя. У этой страны вообще непростая судьба: он является важным географическим узлом в своем регионе, а также точной пересечения и более-менее мирного и свободного сосуществования различных цивилизаций (в первую очередь, христианской и исламской). Эти обстоятельства во многом и предопределили ту роль важного финансового центра, которую в последние годы играл Бейрут на арабском Ближнем Востоке.

Со времен окончания гражданской войны сюда вкладывались большие деньги: только в прошлом году ливанская экономика получила порядка $2 млрд прямых иностранных инвестиций. В основном это были нефтедоллары из стран Персидского залива. Индекс Бейрутской биржи вырос в 2005 г. почти на 100%. Перспективы на текущий год выглядели еще лучше – из-за роста нефтяной выручки арабских государств. Но тут вмешался конфликт. "Эта война нас парализовала, она стала катастрофой для нашей экономики", – говорит министр экономики Ливана Сами Хаддад.

Конечно, стране причинен огромный материальный ущерб, но главное в другом. Это стараются не афишировать, но региональные эксперты утверждают, что начался процесс вывода арабских капиталов из Ливана – в места, где поспокойнее. Делается это втихую – чтобы не создавалось впечатления, что мусульманские инвесторы оставляют своих ливанских братьев в трудную минуту. И пока непонятно, является ли этот процесс обратимым: очень может быть, что капитал покидает разрушенный Ливан навсегда.

Тем временем одной – и, пожалуй, основной – из спокойных гаваней для своих нефтедолларов арабские бизнесмены выбрали Турцию. Это "своя", проверенная мусульманская страна, пусть, и с "европейским уклоном" – но это даже хорошо, поскольку предоставляет возможность экспансии в Европу. В Турции наблюдается активный рост экономики (за последние 3 года ВВП увеличился на 30%), проводятся либеральные экономические реформы на европейский лад. В общем, то, что надо. Масштабы капитала, переводимого нефтяными шейхами в Турцию, пока неизвестны, но ясно, что речь идет о значительных суммах. В Турецко-арабском союзе предпринимателей полагают, что страны Залива в ближайшие годы инвестируют в экономику Турции не менее $15 миллиардов.

Так что не случайно именно сейчас – в первой декаде августа – Анкару посетил саудовский монарх Абдалла в сопровождении многочисленной делегации бизнесменов. Они как раз изучали инвестиционные возможности Турции. Не случайно и турецкая лира вдруг начала расти в цене – и это в самый разгар ближневосточного конфликта и в условиях предкризисного состояния экономики страны. Так, если за май-июнь этого года турецкая валюта потеряла почти четверть своей стоимости, то только за вторую половину июля она, вопреки прогнозам, вдруг выросла в цене на 6%.

Конечно, экономическая ситуация в Турции, несмотря на нефтедоллары, остается сложной. Инфляция превысила 10%, и центральный банк страны на протяжении июня был вынужден трижды поднимать процентные ставки (до 22,25%). В это же время, пытаясь остановить падение курса лиры, центробанк тратил до $600 млн в день из своих резервов на валютные интервенции. Никуда не делись и структурные проблемы турецкой экономики. Безработица по официальным данным составляет 11%, а по неофициальным – 25-40% экономически активного населения. Темпы роста экспорта замедлились, дефицит платежного баланса достиг рекордных $27 млрд, государственный долг превышает 70% ВВП. Усиливается контраст между динамично развивающимся и интегрированным в мировую экономику частным сектором и низкоэффективными, зачастую нерентабельными предприятиями со значительным государственным участием (которые работают на внутренний рынок).

Однако приток арабских нефтедолларов может коренным образом изменить ситуацию к лучшему: он остановит наметившуюся тенденцию бегства капитала из Турции, даст бизнесу и бюджету страны необходимые средства, покроет дефицит платежного баланса, стабилизирует финансовую ситуацию и курс лиры. Кроме того, став новым финансовым центром региона, Анкара может заметно усилить свои позиции на Ближнем Востоке и приобрести авторитет в арабском мире, где ее традиционно недолюбливают.

Последнее, кстати, очень важно в контексте осложнения отношений между Турцией и Европейским союзом. Как известно, бывшая Османская империя уже на протяжении десятилетий топчется у порога европейского дома, ожидая приглашения войти. Впрочем, в прошлом году оно было получено: ЕС официально начал переговоры о присоединении Турции. Однако настроения политических элит и населения большинства стран Евросоюза оставляют Анкаре слишком мало шансов на успешное (а уже тем более – скорое в исторических масштабах) завершение этого процесса. В кулуарах, а иногда и на публике многие европейские политики высказываются в том духе, что Турция – неевропейская страна, и отношения с ней следует строить на какой-то иной основе, нежели полноправное членство в ЕС. И, в любом случае, нужно сначала "переварить" новобранцев из Восточной Европы, решить вопрос с евроконституцией, реформировать механизмы ЕС, и только потом заниматься Турцией. А согласно последним данным социологической службы Eurobarometer, против вступления Турции в Евросоюз выступают 48% опрошенных европейцев, поддерживают – 39%.

Однако Евросоюз – как та собака на сене – боится в то же время потерять для себя Турцию. Понимая, что в ее лице он имеет дело с авторитетной и самостоятельной региональной державой, Брюссель опасается того, что Турция сменит вектор своих интеграционных устремлений и начнет искать стратегического партнерства с другими, такими же "неевропейскими" игроками. "Если ЕС поведет себя неосторожно, он отправит Турцию прямиком в объятия России", – предупреждает британская The Guardian, ссылаясь на прогноз, озвученный недавно бывшим главой германского МИД Йошкой Фишером. Причем, Турция уже серьезно обозначила возможность такого альянса, наладив с Россией довольно тесные контакты.

И Россия, в свою очередь, "готовится подставить Турции, отвергнутой Европейским союзом, плечо сострадания". Отмечается, за последние 5 лет связи между этими двумя государствами, некогда столь враждебными друг другу, необычайно оживились. Например, в прошлом году президент Путин и премьер-министр Эрдоган встречались 4 раза, а российские дипломаты уже выдают лирические пассажи на тему "Турция и Россия – союз ведущих евразийских держав". Экономические контакты не отстают от политических: сегодня Турция является вторым по значимости торговым партнером России после Германии: объем российско-турецкой торговли достиг $20 млрд в год. Кроме того, каждый год Турцию посещают до двух миллионов российских туристов, оставляя там несколько миллиардов долларов. В целом же две страны многое объединяет: например, их имперское прошлое, многие нынешние проблемы (в том числе, сепаратизм и терроризм), а также недоверие и определенное оппонирование Соединенным Штатам и Европе.

"А если эти двое, – продолжает размышления The Guardian, – будут играть еще и заодно с Ираном, с которым и у той, и у другой страны уже налажены хорошие отношения, ЕС столкнется с мощным и потенциально враждебным трио: два крупных поставщика нефти и газа плюс Турция, по территории которой проходят важнейшие трубопроводные маршруты в Европу". Что ж, действительно, получился бы не самый приятный для ЕС альянс. Причем, кое-что уже делается в этом направлении. Например, из России в Турцию по дну Черного моря проложен трубопровод "Голубой поток" (до сих пор не используемым на полную мощность – она понадобится, очевидно, только тогда, когда у Турции будет возможность реэкспортировать российский газ в Европу). Рассматривается вопрос о строительстве "ЛУКОЙЛом" крупного НПЗ в одной из причерноморских провинций Турции. А на днях Анкару посетила высокопоставленная делегация нефтегазовой отрасли Ирана. Обсуждались вопросы расширения сотрудничества двух стран в области энергетики, в том числе, транзит иранского газа в Европу через территорию Турции...

Однако бегущие от войны в Ливане арабские нефтедоллары тянут Турцию уже в другую сторону – к союзу с нефтью Персидского залива и исламским фундаментализмом. Впрочем, и Иран при таком раскладе не выпадает из этого союза. Выпадает, очевидно, только Россия, как цивилизационно чуждый конкурент на энергетическом рынке Европы. Очевидно и то, что с таким сугубо исламским союзом нефтеносных и транзитных держав Европе будет иметь дело еще сложнее, чем с трио, в котором участвовала бы Россия.

Если же посмотреть на проблему шире, то нельзя исключать того, что как раз сейчас решается вопрос цивилизационного выбора Турции. На протяжении последних веков эта держава отличалась какой-то "неприкаянностью": будучи до мозга костей мусульманской страной, она всегда рвалась в Европу – то с ятаганами, то с рыночными реформами. И, как следствие, никогда не была своей ни на Востоке, ни на Западе, а служила неким буфером между ними. Но сейчас есть опасность того, что под влиянием неудач на переговорах с ЕС и событий на Ближнем Востоке Турция всерьез и надолго (хотя вряд ли навсегда) разочаруется в своем "европейском выборе". И хорошо, если она, послав ЕС куда подальше, затеет свою собственную давнишнюю игру – в пантюркизм. Хорошо, если она будет стараться самостоятельно строить отношения со всеми соседями – над кем-то доминировать, кого-то побаиваться, – пытаясь в итоге стать важнейшим игроком в регионе и ключевым звеном в евразийском энергетическом транзите. Сделать этого ей не удастся, зато "в процессе" будет возможным и ее стратегическое партнерство с Россией, и здоровая конкуренция на европейском рынке. Возникнет, конечно, риск полного перехода Южного Кавказа под контроль Анкары, но и этого, скорее всего, не произойдет, поскольку США будут и впредь держать руку "на пульсе" энергетического транзита в этом регионе.

Однако будет гораздо хуже (причем, для всех), если Турция, под воздействием магнетической силы арабских нефтедолларов, оставив идеи и европейской интеграции, и пантюркизма, примкнет к лагерю исламского фундаментализма. В этом случае она может стать плацдармом для бескомпромиссного энергетического и культурного завоевания Европы мусульманским Востоком. И уж тогда Европе не сможет помочь даже Россия.
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter