Банк ВТБ24 Курск  
Курская битва: Было страшно, никто не хотел умирать
Репродукция Юрия Набатова и Олега Сизова из музея "Курская битва"

Курская битва: Было страшно, никто не хотел умирать

- 22.08.2012, 15.35 - Ирина Фомкина

23 августа страна отмечает 69-ю годовщину Курской битвы, которая, как известно, стала во многом переломной в ходе Второй Мировой войны. Битва на Курской дуге известна как одно из величайших танковых сражений в истории. В ней приняло участие около двух миллионов человек, шести тысяч танков, четырех тысяч самолетов. Сейчас остается все меньше свидетелей тех трагических дней. Для ветерана Великой Отечественной войны, участника Курской битвы Бориса Баланенко война началась уже на третий день после объявления о нападении фашистской Германии. За годы войны он участвовал в Сталинградской битве, прорыве блокады Ленинграда, Курской битве, принимал участие в боях по освобождению Украины и Германии, закончил войну в 12-ом км от г. Дрездена на реке Эльбе.

Со школьной скамьи на фронт

Борис Николаевич Баланенко родился 8 апреля 1923 года в Грозном, бывшей Чечено-Ингушской автономной республике. Там прошли его детские и юношеские годы, вплоть до начала войны. Оттуда, из Грозного, он и был призван защищать свою родину. Молодой парень, окончивший десять классов, только вернувшийся с выпускного бала, был призван в авиационные войска.

«В авиацию забирали тех, кто хоть немного грамотен, поэтому в военкомате не было вопросов, куда меня направить», ­ вспоминает ветеран.

Борис Николаевич был направлен в Курское авиабомбардировочное училище. Там продолжался учебный год еще со старыми учениками, и поэтому новичков оставили до особого распоряжения. Но особого распоряжения все не поступало, и Борис Баланенко обратился в военкомат с просьбой отправить его учиться. Ему пошли навстречу, и парень был направлен в училище по спецсвязи в г. Армавир.

После курса обучения Бориса Баланенко отправили в танковую бригаду 93-й воинской части. Когда молодой человек приехал, почти вся бригада уже была направлена на фронт, оставался последний эшелон, с который Борис Николаевич и отбыл на фронт.

«Это была осень 1941-го года. Направили меня сюда, к Ахтырке. Было страшно, никто не хотел умирать. Но конечно, в бою бывают периоды, когда забываешь про все, про все страхи. Думаешь только о том, как уничтожить противника. Если ты не уничтожишь его — он уничтожит тебя. В остальное время просто старались себя чем-то отвлечь, правда, не всегда получалось», - вспоминает наш собеседник.

Борис Баланенко убедился, что «в рубашке родился»

За годы войны Борис Баланенко не раз убедился, что родился он, судя по всему, «в рубашке».

В 1942-м, во время Сталинградской битвы, Борис Баланенко был в штабе 62-ой армии. Две дивизии попали в окружение. Перед руководством стояла задача вывести эти дивизии из окружения. На выполнение задания были отправлены два человека: начальник оперативного отдела армии и Борис Баланенко, так как он был связистом. Добраться до места можно было только на самолете. В штабе в то время было три самолета, в которые можно было сесть только одному пассажиру.

«Мы с начальником летели на разных самолетах. Однако в дороге оказалось, что бензина очень мало, и нужно было дозаправиться. Потому мы полетели во второй эшелон штаба армии, чтобы сделать дозаправку. А в Сталинградских степях очень мало растительности, то есть местность просматривается на сотни километров. Это не как в Курске, где то лес, то бугор», - рассказывает ветеран ВОВ.

Авиация противника действовала очень активно, вплоть до того, что гонялись за одним самолетом. Основной задачей в полете было следить за небом, чтобы не появился «Мистер Шмидт». И именно в тот момент русские солдаты заметили вражеский самолет, который начал их преследовать. «Никакой защиты у нас не было, поэтому, единственное, что мы могли сделать ­ - это укрыться в ветвях этой рощи. Однако и этого мы не успели. «Мистер Шмидт» обстрелял нас и отбил хвостовую часть. Мы стали падать. Но так как были близко от деревьев, то стали падать на ветви деревьев», - вспоминает Борис Баланенко.

Самолет упал носом, однако, удар смягчило то, что упал он на ветви деревьев. При столкновении Борис ударился головой о капот, получил сотрясение и не надолго потерял сознание. Но ушиб оказался несильным, и парень быстро пришел в себя. Молодой человек увидел, что от самолета идет дым, и решил незамедлительно покинуть его.

«Я выпрыгнул из самолета и отбежал метров на тридцать, а летчик остался в самолете. Я стал кричать ему, чтобы он скорее выскакивал, ведь самолет может взорваться, но пилот сказал, что у него перебита нога, и он не может двигаться. Мне ничего не оставалось, кроме как подбежать к самолету и вытащить его оттуда. И действительно, как только мы отползли на на 25-30 метров, самолет взорвался. После я осмотрел ногу своего товарища. Оказалось, что с ногой у него было все в порядке, простой ушиб, но буквально парализованный от страха, он не смог двигаться самостоятельно», - делится воспоминаниями наш собеседник.

От Прохоровки до Дрездена

В Курской битве Борис Баланенко был в 136-ой танковой бригаде. Так он дошел до Днепра. Затем его перевели в авиацию. Так он попал во 2-ю авиационную армию, в третий район авиационного базирования.

«На Курскую дугу я попал после прорыва блокады Ленинграда. Операция закончилась там зимой, и сразу же стали укомплектовывать и организовывать Степной фронт на Курской дуге. Наша задача была выдержать оборону и создать условия для наступления следующего фронта», - рассказывает ветеран ВОВ.

Курская битва во многом была особенной. Прежде всего, воевать пришлось летом. Для солдат это было по сути впервые. Удивительна была и директива генерального штаба: наступать, но с предварительной обороной.

«Дело в том, что немцы после поражения под Сталинградом и под Москвой решили взять реванш. Они готовились очень долго. Мы никогда не наступали летом и понимали, что надо было каким-то образом устоять и перейти в наступление. Войска пополнялись. Завозилось продовольствие, боеприпасы и необходимые продукты. Чтобы представить масштабы, я приведу пример: если все заготовленное погрузить в вагоны, то состав получился бы от Курска до Владивостока. Мы, в свою очередь, рыли окопы, устраивали укрепления, доты и т.д. Проводили учения по подготовки к наступлению», - говорит Борис Баланенко.

Бывали у солдат и редкие минуты отдыха. Так что и с девушками молодые люди тоже встречались. «Ну а куда без них», - удивляется ветеран. Устраивали танцы, пели песни...

«Помню, мы стояли под Обоянью, там была низина, лес. Вот девчата приходили и пели нам частушки», - вспоминает наш собеседник.

Битва началась 3 июля. Бои были сильные, но непродолжительные. На северном фасе немцы наступали 6 дней, а на южном около двух недель. Гитлеровские войска потеряли много танков. В то время на северном фасе была создана бригада подвижных саперов, которые подкладывали мины не заранее, а сразу во время движения вражеской техники . На южном фасе в районе Прохоровки на узком участке (с одной стороны река, с другой - железная дорога) в бою приняло участие 4000 танков!

«На таком маленьком участке танк на танк идет. Рядом, рядом! Было страшно, но удалось их разгромить. Так бои продолжались до самого Днепра. А вернее, удалось взять даже Харьков, но в силу того, что растянулись коммуникации, был дан приказ закрепиться на тех местах, где находилось в том момент. Так и образовалась Курская дуга с двумя отрогами, а немцы зависли над Курском», - говорит Борис Николаевич.

После Курской дуги Борис Николаевич участвовал в боях по освобождению Украины, Германии. После объявления о капитуляции противника, он еще несколько дней оставался на фронте. Участвовал в последних освободительных операциях. Приехал домой в отпуск и в то же время женился. После демобилизации вернулся обратно в Грозный, там поступил в институт, жили с женой на стипендию.

Потом перебрались в Вильнюс, к родным. Но, со временем, русских стали выживать оттуда, и молодой человек с женой и маленькой дочкой стали думать, куда ехать жить. Однажды им пришлось остановиться у родных в Курске, где Борис Баланенко решил обратиться в педагогический институт, чтобы узнать, есть ли там вакансии.

Здесь Борис Николаевич и остался. 39 лет он преподавал методику преподавания литературы в Курском педагогическом государственном университете, 25 лет был заместителем декана факультета русского языка и литературы. Затем ветеран ВОВ ушел на пенсию, но и сейчас он продолжает заниматься общественной деятельностью. Он Состоит в Совете ветеранов Сеймского округа, встречается со школьниками, студентами, рассказывает о боевых событиях., чтобы память о тех страшных годах передавалась и молодому поколению.

Борис Николаевич надеется, что это поможет избежать повторения тех страшных лет, которые ветеран до сих пор вспоминает с дрожью в голосе.

ЦФО, Курская область

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter