Банк ВТБ24 Курск  

О перспективах новой левоцентристской коалиции

- 07.08.2006, 00.00 - Владимир Шаповалов, декан факультета УСО МЭБИК, член Общественной палаты Курской области
До очередного «момента истины» для наших политиков – парламентских выборов 2007 года – осталось совсем немного – каких-то 1,5 года. Поэтому осенью партии и их лидеры начнут постепенное вхождение в избирательную кампанию. Однако самые нетерпеливые из них стартовали уже в августе. В разгар «мёртвого сезона» две самых экзотических на сегодня российских партии, «Родина» и Российская партия жизни, объявили об объединении. Что ждать от этого союза? К чему приведёт, и приведёт ли к чему-либо вообще, этот странный мезальянс российских национал-социалистов и любителей жизни во всех её проявлениях?

В современной России очень любят употреблять мудрёные иностранные термины. Вероятно от бедности нашего «могучего русского», либо от стремления, родившегося в эпоху всеобщего дефицита, ко всему «импортному». Так в российский политический лексикон вошли «импичмент», «инаугурация», «спикер», «сенатор», «праймериз». Под последним подразумевается сугубо специфичная, характерная только для «эталонной американской демократии», процедура так называемых «первичных выборов» - то есть опроса общественного мнения по поводу шансов тех или иных кандидатов на пост президента США от республиканской и демократической партий, проводимых в ходе партийных конференций в штатах.

В России под «праймериз» понимают любые выборы, предшествующие выборам Президента РФ или Государственной Думы. Следуя в русле российской традиции, проанализируем праймериз перед выборами 2007 года – то есть выборы в региональные законодательные собрания, проведённые в 2005-2006 годах в 22 субъектах федерации. Их анализ позволяет констатировать следующие основные тенденции:

1. Безусловным лидером избирательных кампаний является «Единая Россия», добившаяся победы в 20 из 22 субъектов федерации. При этом в ряде регионов получен результат, значительно превосходящий показатель партии на федеральных выборах в Государственную Думу в 2003 году (37,3%). Это Ямало-Ненецкий автономный округ (60,7%), Белгородская область (52,8%), Агинский Бурятский автономный округ (66,6%), Чеченская республика (60,6%), Москва (47,2%), Ханты-Мансийский автономный округ (54,6%), Нижегородская область (44%). В целом, партия укрепила свои позиции. Результаты выборов свидетельствуют о достаточно высоком кредите доверия к «единороссам» и о поддержке населением курса, проводимого действующей властью.

2. Вместе с тем, у «Единой России» есть серьёзные конкуренты. Обращает на себя внимание значительное по своим масштабам протестное голосование. Прежде всего, речь идёт о коммунистах, ЛДПР и «Родине». Так, коммунисты получили 16,7% в Москве, 17,5% - в Костромской области, 18% - в Белгородской, 20,3% - во Владимирской, 25,9% - в Ненецком автономном округе. Либеральные демократы перешагнули 10-процентный рубеж в Таймырском, Ханты-Мансийском и Ненецком автономном округах, Магаданской, Ивановской и Кировской областях (наибольший показатель, 16,7% - в Магаданской области); «родинцы» - в Ямало-Ненецком автономном округе, Воронежской, Рязанской, Ивановской областях и Алтайском крае (наибольший показатель, 21% - в Воронежской области). Значительным также является голосование «против всех» (например, в Таймырском округе – 20%, Владимирской области – 17,9%, Ямало-Ненецком автономной округе – 14%, Магаданской области – 16%, Калининградской области – 16,8%). В целом, необходимо констатировать восстановление позиций КПРФ как наиболее крупной оппозиционной партии.

3. Выборы наглядно продемонстрировали поражение «старых» либеральных партий, СПС и «Яблока». Это свидетельствует о том, что провал на федеральных выборах 2003 года был отнюдь не случайным. Либералы окончательно потеряли доверие россиян.

4. Региональные выборы выявили несколько «тёмных лошадок» - партий, не снискавших до этого известность на федеральном уровне, но выступивших удачно в целом ряде субъектов федерации. В первую очередь, речь идёт о Российской партии жизни и Российской партии пенсионеров. Это свидетельствует о том, что политическое пространство не является полностью структурированным и в 2007 году можно ожидать сюрпризов, появления относительно новых «нераскрученных» партийных брендов. Это означает также, что часть населения в определённой степени «устала» от существующих партий и недовольна их деятельностью. Наличие значительной массы неопределившихся в своих предпочтениях избирателей делает выборы достаточно непредсказуемыми и не исключает возможность появления «новых», в том числе радикально оппозиционных партий.

5. Российская партия жизни получила 10% в Воронежской и 7,3% - в Курской области. Ещё в трёх регионах она прошла в законодательные собрания, блокируясь с «Яблоком» и Народной партией (Таймырский и Ненецкий автономные округа, Амурская область). «Родина», вероятно, имела бы ещё более высокие показатели, но после «мусорного скандала» при выборах в Мосгордуму, продемонстрировавшего национал-социалистскую сущность наших «социал-демократов», партия попала под вполне оправданный жёсткий прессинг Кремля, была снята с предвыборной дистанции в 9 регионах и, самое главное, потеряла своего вождя. Исполняющий обязанности вождя, Александр Бабаков, конечно, фигура совершенно иного масштаба. Практически неизвестный широкой публике, российско-латвийско-украинский олигарх с израильским (как говорят) паспортом, по определению не может быть эффективным «заменителем» Рогозина.

Идея левоцентристской партии не нова. В разных вариантах она рассматривается ещё с середины 90-х годов. Российская власть, питая нежную любовь к англосаксам, всегда хотела, чтобы и у нас, как в «приличных домах», то есть в Вашингтоне и Лондоне, была двухпартийная система, с правящей партией и абсолютно системной «оппозицией её величества», то есть правым и левым центром. При этом, что любопытно, роль левого центра почему-то всегда отводилась российским спикерам, Ивану Рыбкину, Геннадию Селезнёву, Сергею Миронову. Однако все попытки вырастить в кремлёвских лабораториях левоцентристских «розовых» терпели фиаско. С треском провалилась в 1995 году партия Рыбкина (и я сильно удивлюсь, если кто-либо помнит её название; запомнился только весёлый рекламный телёнок). В 1999 году, по понятным причинам кремлёвцам было не до «розовых» экспериментов. Кстати, на этих выборах партия, близкая социал-демократическим позициям, «Отечество-Вся Россия» выступила очень неплохо. Что из этого вышло, все хорошо знают. Ещё большим фиаско завершилось «парное выступление» в 2003 году Партии возрождения России Геннадия Селезнёва и Российской партии жизни Сергея Миронова, собравших вместе целых 1,5% голосов.

Несмотря на данные неудачи, миф о спасительной двухпартийности является одним из самых устойчивых мифов нашей современной политики. Втайне страстно желая быть похожими на «взрослые демократии», мы рассуждаем следующим образом: у них есть «слоны» и «ослы», а мы чем хуже – и у нас будут свои, самостийные, «медведи» и «выхухоли».

Между тем есть несколько серьёзных обстоятельств, заставляющих усомниться в том, что ЖиР («Жизнь» и «Родина») сможет превратиться в настоящую, сильную левоцентристскую партию социал-демократического типа.

Первое из них - банально (вспомните приснопамятный анекдот о сотне причин поражения армии, в том числе, отсутствии у неё патронов). На нашем электоральном поле отсутствует социал-демократическая ниша. То есть партии, позиционирующие себя в качестве социал-демократов есть (кто только не окучивал эту грядку, и Михаил Горбачёв, и Святослав Фёдоров, и тот же Дмитрий Рогозин), а вот избирателей с социал-демократическими взглядами – нет. Социал-демократия, то есть сочетание идей демократического общества, приоритета прав человека, социального государства и интернационализма, - это экзотическое западное растение, не приживающееся в зоне рискованного российского земледелия (социал-демократы у нас в ближайшее время могут появиться, если только в состав России добровольно вернутся Латвия, Литва, Эстония, Польша и Финляндия).

Второе обстоятельство не менее банально. У нас уже есть системная левоцентристская партия – это КПРФ. Коммунисты продемонстрировали свою жизнеспособность, отбив все атаки как слева, так и справа и пережив всех своих оппонентов. Похоже, с этим смирились и в Кремле. Во всяком случае, в последние годы никаких попыток уничтожить, расколоть или маргинализировать КПРФ уже не предпринимается. И неслучайно. Кремль совершил бы грандиозную ошибку, если бы стал продолжать политику ликвидации КПРФ. В течение последних 13 лет коммунисты последовательно доказывали, что лучшего спарринг-партнёра для «партии власти» в России быть не может.

Третье обстоятельство имеет правовой характер и касается избирательной системы России. Переход от смешанной мажоритарно-пропорциональной избирательной системы к чистой пропорциональной системе, который совершится в 2007 году, означает, что никакой двухпартийной системы в России не будет. Как известно, двухпартийность, это истинное проявление «эталонной англосаксонской демократии», возможно только (!) при мажоритарной системе. Пропорциональная система приводит к диверсификации, а, следовательно, создаёт почву для функционирования трёх-, четырёх-, пятипартийной системы (например, современная Украина).

И, наконец, последнее. В Курске поспешили провести аналогию между объединением «Родины» и РПЖ и стратегией этих партий на мартовских выборах в Курскую областную Думу («Родину» сняли – голосуй за «Жизнь»!»). Хочу обозначить принципиальную разницу. В нашем регионе это была стратегия известного политика, суть которой состоит в том, чтобы не класть все яйца в одну корзину, а распределить их между корзинами «Родины», РПЖ, СПС, Аграрной партии etc. Вполне прагматичный и оправданный подход, не принёсший, правда, серьёзных дивидендов в данном конкретном случае из-за снятия «Родины». Ни о каком объединении двух партий при этом, естественно, речь не шла.
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter