Вахта Памяти в Курске: маленькое слово с большим смыслом

Вахта Памяти в Курске: маленькое слово с большим смыслом

- 16.07.2010, 14.59 - Анна Сотникова

18 июля в Курской области завершится очередная Всероссийская Вахта Памяти. В этом году она проходила в Пристенском, Поныровском, Золотухинском, Горшеченском районах и в Курске. В работах приняли участие более двухсот, как местных поисковиков, так и приезжих - из Перми, Свердловска, Астрахани, Нижнего Новгорода и Карачаево-Черкессии. В районах Курской области поисковики проводят работы на местах бывших сражений. В самом Курске два места раскопок: в Знаменской роще, где было расстреляно немцами огромное количество людей, и на территории воинской части 64055. Раскопки на территории воинской части 64055 ведутся с 2005 года. Во время войны, в 1941 году, когда Курск был оккупирован немцами, здесь располагался лагерь для советских военнопленных, где содержалось более тысячи человек. После освобождения города в 1943 году, он стал лагерем для немецких солдат. Именно этот фактор серьезно затрудняет работу поисковикам: сразу встает вопрос об идентификации останков, так как встречаются как русские, так и немецкие военнопленные. Отметим, что останки немецких солдат, по правилам, заключенным между Россией и Германией, должны передаваться ассоциации «Военные мемориалы», которая, при наличии документов, связывается с родственниками погибших. «Что касается наших военнопленных, то в 2005 году мы находили на этом месте один медальон. К сожалению, в нем не было записки. За три Вахты: в 2005, 2008 и текущем году здесь найдены останки более 300 человек», - рассказал нашему агентству руководитель нижегородского поискового отряда Героев 24 армии Александр Колдынин.

На многих местах поиска находятся личные вещи солдат, по некоторым из которых можно определить личность человека: например, медальоны с записками. Но на территории воинской части этого практически не происходит. На сегодняшний день там было найдено три медальона, но чаще всего поисковики достают из земли только останки и, иногда, пуговицы. Это легко объяснить: когда советских солдат привозили в лагерь для военнопленных, у них отбирались все вещи: снималась форма, на смену которой выдавалась практически тюремная роба. Немецким военнопленным оставлялась форма (снимались только ремень, портупеи). «Казалось бы, это мелочь, но уже только по ней можно определить: немецкое это захоронение или советское. В немецких чаще встречаются медальоны, которые выполнены из металла, менее подверженного коррозии, латунные пуговицы», - отметил Александр Колдынин.

Еще одной особенностью этого места поиска является то, что в 80-х годах на территорию бывшего лагеря военнопленных привозился новый грунт. Поэтому все ямы, в которых похоронены останки, оказались скрыты для глаза. Поисковикам приходится вставать цепочкой и практически вслепую бить шурфы. «В некоторых городах, например, в Смоленске, где также проводятся Вахты Памяти, после нахождения останков приходится мыть кости. Там это стандартная операция, так как там сырой грунт и кости становятся очень тяжелыми. В Курской области грунт сухой, поэтому тут проводить подобные мероприятия не нужно», - объяснил Александр Колдынин.

Существует несколько видов захоронений, среди которых одиночные, которые чаще всего встречаются на местах непосредственных боев, парные захоронения, массовые. Отличаются они именно количеством солдат, захороненных в них. Самое сложное для поисковиков - не просто найти останки, а закопать их обратно, ведь случаются такие ситуации, когда нет возможности их поднять. «Это происходит из-за официальных препонов. И очень обидно, когда ты нашел, знаешь, что они здесь лежат, открыл это захоронение, а тебе запрещают работать», - объяснила нашему агентству участница отряда «Курская земля» Анна Поварова.

По мнению поисковиков, времени, отводимого на работы на Вахте Памяти, катастрофически не хватает. «Конечно, мы в любом случае не сможем найти всех. Взять хотя бы то, что с каждым годом сохранность останков ухудшается и в результате получается, что мы открываем яму, все признаки указывают на то, что там лежат останки, но их не оказывается, потому что они уже рассыпались. Помните, Суворов говорил, что война не будет закончена, пока не похоронят последнего солдата. Тогда были другие условия: вечером закачивался бой, отдел специальной команды собирал погибших, которых тут же хоронили. Здесь такого быть не может, так как был совершенно другой характер войны, ее масштабы», - добавил Александр Колдынин.

Бывают случаи, когда поисковики общаются с родственниками людей, чьи останки они нашли. «В 2001 году под Курчатовом я нашла медальон, который принадлежал солдату из города Барнаул Алтайского края. В 2005 году мы смогли отыскать его родственников: дочь и внучку. Они приезжали к нам и до сих пор мы поддерживаем общение», - рассказала Анна Поварова.

Иногда между поисковиками начинаются споры: где проще работать. Многие сходятся во мнении, что в Курске проще работать, находить. «Я с этим в корне не согласен. Если сравнить Курскую область с другими боевыми регионами, особенно находящимися севернее, то там можно зайти в абсолютно любой лес и увидеть воронки, ячейки, окопы. То есть, позиции там обозначены. Курская же область - аграрный регион. После войны здесь все перекапывалось, очертания потенциальных захоронений сглаживались, и поэтому здесь намного сложнее работать», - поделился своим мнением Александр Колдынин.

Сам Александр Колдынин начал работать в поисковых отрядах с 2002 года и на сегодняшний день участвовал уже более чем в 20 экспедициях, большинство из них проходило в других регионах. Так как Нижний Новгород - тыловой город, там Вахты Памяти не проводятся. Единственные места, где в этом городе возможно работать - это госпитальные захоронения. «Я считаю это очень нужным делом. Кроме того, работа в поисковых отрядах связана с моей научной деятельностью: по образованию я учитель истории. Работая на Вахте мы отдаем дань памяти людям, которые погибли, защищая нас. И замечательно, что в поисковых отрядах работают смешанные поколения: взрослые могут научить, объяснить, а дети, в последующем, участвовавшие в Вахтах, со временем сменяют своих учителей», - объяснил парень.

Никто из поисковиков не может ответить, что же для них значат проводимые ими работы. «Каждый человек имеет какую-то зависимость. Наверное, для нас это тоже зависимость. Зависимость от поисковых работ. И человек, который сможет ответить на вопрос, что такое поиск и зачем сюда ездить, просто не понял смысл этой работы. Здесь воедино складываются многие факторы: это и основная задача, то есть установление имен. Но часто этого нельзя сделать, так как не сохраняются медальоны, или их просто нет. Вторая задача - это предание павших земле, третье - зависимость друг от друга, общение с товарищами по отряду, с поисковиками из других городов. Вот и получается, что слово «Вахта», оно хоть и маленькое, но такое емкое. И когда ты говоришь его человеку, который все этой понял, у него загораются глаза и он знает, о чем идет речь», - объяснила участница отряда «Курская земля» Анна Ванина.

Со временем это понимание приходит, но изначально молодые поисковики совершенно иначе воспринимают Вахту памяти. «Для них это приключение. У многих есть интерес, конечно это не цель, но все же: найти череп. И могу точно сказать: он проходит после определенного момента, когда открывается большая яма и в ней делается классический раскоп. То есть, когда останки выбираются не фрагментарно, по частям, а открывается полностью весь скелет. И открывается яма, в которой лежат несколько человек и смотрят на тебя пустыми глазницами. Это нужно один раз увидеть, и интерес, приключенческий характер поиска сразу пропадает», - добавила Анна Ванина.

ЦФО, Курская область

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter