Региональные выборы и «Проблема 7/8»

16.10.2006, 00.00 - Владимир Шаповалов, к.и.н., доцент, декан факультета управления и связей с общественностью МЭБИК, член Общественной палаты Курской области
Кто победил?

В выборах приняли участие 13 политических партий, семь из них прошли избирательный барьер и получили депутатские мандаты. При этом «Единая Россия» оказалась представленной во всех девяти региональных законодательных собраниях, КПРФ – в восьми, Российская партия пенсионеров – в шести, ЛДПР и Российская партия жизни – в четырёх. В принципе, каждую из этих партий можно считать победителем.

На самом деле, реальный победитель только один – «Единая Россия». Правящая партия смогла не только получить представительство в каждом региональном ЗАКСе, но и добиться во всех субъектах федерации безоговорочного первого места. Это несомненный успех. Для сравнения: в ходе региональных выборов 2005 года «единороссы» дважды были биты, соответственно, КПРФ в Ненецком автономном округе и блоком «Яблока» и РПЖ («Мы – развитие Амурской области») в Амурской области. Ещё в одном регионе, Владимирской области, ЕР опередила КПРФ на целых 0,2%.

Во всех девяти регионах «Единая Россия» не просто победила, но победила убедительно, опередив ближайших преследователей на 20-30%, а в Липецкой области почти на 40%: 50,65% у ЕР против 11,71% у РПЖ (а теперь сравните этот показатель с Владимирским).

При этом во всех девяти регионах «единороссы» перекрыли показатель, достигнутый при выборах в Государственную Думу в 2003 году (т.е. 37,57%). В региональных выборах 2005 года это удалось сделать только в пяти регионах из 14 (при этом в таких «эталонах демократии», как Ямало-Ненецкий автономный округ, Агинский Бурятский автономный округ, Чеченская республика и примкнувшей к ним столице нашей Родины). В ходе мартовских выборов 2006 года (первый «единый день голосования») это удалось сделать в трёх из восьми регионов. Таким образом, налицо ярко выраженная тенденция роста электорального доверия к партии власти.

Кто проиграл?

Проигравших всегда больше, чем победителей. Это правило любой игры, в том числе политической. Но интересна степень проигрыша. Главным аутсайдером по-прежнему остаются правые. И здесь ситуация катастрофична. СПС вообще не принял участие ни в одних выборах. «Яблоко» приняло участие в выборах в двух субъектах федерации и набрало вполне сопоставимые показатели: 2,47% - в Свердловской области и 2,02% – в Приморском крае. И только в Новгородской области среди победителей с весьма приличным показателем, 11,03%, оказалась одна из либеральных партий, однако не надоевшие избирателям СПС и «Яблоко», а новая – «Свободная Россия». Для сравнения: в 2005 году СПС преодолел избирательный барьер в одном регионе (правда, в весьма специфическом - Чечне), а «Яблоко» - в целых трёх (при этом в двух из них – в блоке с РПЖ). Таким образом, налицо ещё одна ярко выраженная тенденция – падение электорального доверия к традиционным либеральным партиям. На этом фоне заявления СПС о приходе к власти в 2017 году и российском президенте по имени Никита Белых и прибавление в название Демократической партии «Яблока» слова «объединённая» выглядят смешно и нелепо и навевают грустные аналогии: «Яблоко» такая же «объединённая демократическая партия», как Никита Белых – будущий президент россиян.

Вторым аутсайдером стали патриоты. И это, на первый взгляд, менее ожидаемый результат. Ни «Народная воля», ни «Патриоты России» не смогли пройти в парламент ни в одном регионе, набрав соответственно от 0,315 до 1,58% и от 1,09% до 5,74%. «Родина», которая на этот раз не только была допущена к участию в выборах, но даже вошла в пул прокремлёвских «актуальных левых», тоже не преуспела. При том, что она участвовала в выборах в восьми регионах, только в Астраханской области ей удалось добиться серьёзного успеха (16,73%).

Как ни странно, фиаско патриотов имеет те же причины, что и крах либералов. В стране возникла, в лице «Единой России», очень крупная партия, аккумулировавшая в себе значительное число голосов избирателей. И эта партия – неоконсервативная или, если так вам больше нравится, либерально-консервативная, что суть одно и то же. Иными словами, «единороссы», с одной стороны, ратуют за сильное государство, способное эффективно защищать собственные интересы, как на внутренней, так и на внешней арене, а с другой стороны, за либерализацию и модернизацию экономики. То есть, за суверенную демократию. Таким образом, с одной стороны, ЕР забирает голоса патриотов, а с другой, их основных оппонентов – либералов. Вот такая диалектика.

Актуальные левые

«Левая нога» Кремля, вернее два её «сустава» из заявленных трёх (партия жизни и партия пенсионеров) выступили в целом неплохо. Партия пенсионеров победила в шести регионах, РПЖ – в четырёх, «Родина» - в одном. При этом в трёх субъектах РФ партия жизни получила второй результат. В одном, Свердловской области на втором месте оказались «пенсионеры», ещё в одном, Астраханской области – «Родина». Сергей Миронов заявил о том, что в совокупности коалиция из трёх партий получила такое количество голосов, которое позволяет ей занять второе место после «Единой России». Однако не всё так просто. Во-первых, не факт, что все избиратели, проголосовавшие отдельно за РПЖ, партию пенсионеров и «Родину», будут голосовать за объединённую большую «Родину» Сергея Миронова, а не отдадут свои голоса за их оппонентов, как среди оппозиционеров, так и в партии власти. Во-вторых, «свердловская баталия» лидера РПЖ Ройзмана и лидера партии пенсионеров Зяблинцева, сильно напоминавшая кадры из прошедшей накануне по ТВ комедии «Мама не горюй-2» заставляют всерьёз задуматься о прочности уз и крепости дружбы в семье «актуальных левых».

Важно и интересно

закрыть