«...Она родилась для авиации, как птица для полета!»: Катя Зеленко. История одной «чайки»

«...Она родилась для авиации, как птица для полета!»: Катя Зеленко. История одной «чайки»

- 20.06.2014, 09.47 - Елена Трынкина

Среди многих достопримечательностей Курска есть небольшой памятник, установленный в самом центре города — на улице Ленина. Это памятник летчице, нашей землячке, единственной в мире женщине, совершившей воздушный таран вражеского самолета, Кате Зеленко. И мало кто знает, что ей тогда, в сентябре 41-го, должно было исполниться только 25... До своего дня рождения она не дожила всего один полный день. 12 сентября бесстрашная летчица погибла в бою, оставив здесь, на земле, которая тогда стонала от боли и ужаса, свои мечты и надежды, свою любовь и искреннее желание служить верой и правдой родине.

Когда-то на улице Зеленой...

Екатерина, Катя, Катюша... Судьба этой девушки не может не заинтересовать историков, краеведов, литераторов. Николай Шадрин, курский актер и писатель, по его собственному признанию, не мог пройти мимо этой удивительной истории — истории про девушку-Героя Советского Союза, которая называла себя «чайкой».

В июле 2011 года родилась повесть Николая Шадрина под названием «Я чайка!» «Мне стала очень интересна Катя Зеленко, которая отдала свою жизнь за Отечество, - рассказывает в интервью ИА KURSKCiTY автор художественного произведения Николай Шадрин. - Я прочитал все, что мог только прочитать об этой удивительной девушке, много общался с местными жителями, которые хотя бы что-то знали о жизни Кати или знали людей, которые когда-либо общались с ней, с ее родственниками, друзьями, соседями».

Понятное дело, история семьи Зеленко — дела давно минувших дней, и многие факты до сих пор остаются неясными. Например, ни в каких источниках нет точных данных, сколько братьев и сестер было у Кати. «Это сколько же у них? Семеро или восьмеро, ребятишек-то?» - говорит в повести Николая Шадрина одна из соседок. «Семеро»! А одиннадцать не хочешь?» - отвечает ей бабушка Акулина.

Однако то, что их было одиннадцать, тоже навряд ли, отмечает Николай Иванович. По словам писателя, известно точно, что «ребятишек было определенно много». Всех надо было кормить, одевать, обувать, учить... А денег в семействе постоянно не хватало, мать работала в школе уборщицей, отец занимался столярным ремеслом. Одним словом, жили Зеленко очень скромно, в доме близ Сергиево-Казанского собора. Здесь, в районе улиц Веселой (позже она станет ул. К. Зеленко) и Горького, и проходило детство будущей летчицы.

Она росла бойкой, задорной, порой упрямой и не по годам сообразительной девочкой. Свою мечту (а мечтала она, понятно, о чем — стать летчицей) Катя вынашивала долгие годы, и почти никто не знал об этом. Но однажды о ее тайне рассказал перед всем классом «Вовка с задней парты». Рассказал обидно так, больно, со смехом. «Не робей, Катюша, у тебя все получится!» - подбодрила тихонько девчонку учительница алгебры Анна Васильевна.

Навстречу мечте

«Надо верить своей мечте, много трудиться и смело идти через преграды», - пишет Николай Шадрин. Как это точно сказано про Катю! И она шла, и только вперед. И даже один печальный случай, который мог не только навсегда заставить забыть Катерину о своей мечте, но и едва не лишить ее жизни, не остановил ее на пути к одной-единственной цели — стать летчицей. Однажды на коньках она катилась по ул. Веселой, а в это время ей навстречу ехал мужик на санях. И так случилось, что юная Катя въехала под коня, который, как называют люди, «стоптал» ее. Девочку вытащили, у нее были поломаны ребра. Но молодой организм взял свое. После пройденного в больнице лечения Катя вновь встала на ноги.

И далее понеслось. Воронежский авиационный техникум, после занятий в котором девушка отправлялась на авиазавод — на практику. Там же, в Воронеже, Катерина поступила в авиаклуб. К слову, попасть туда было чрезвычайно сложно, а Катя смогла! «Настойчивая, бойкая, крепкая, сообразительная — вот ее и взяли», - поясняет писатель. Нельзя сказать, что учеба будущей летчице давалась легко — вставать нужно было чуть ли не в пять утра. Аэроклуб, затем техникум, завод, потом «домашние задания»... От переутомления у Кати порой кровь шла из носа. Но целеустремленности и упорства девушке было не занимать.

Год занятий в аэроклубе пролетел незаметно, и, наконец, вот он, самостоятельный полет! Катя так волновалась, что не спала всю ночь перед этим долгожданным событием. Как следует из повести Николая Шадрина, «короткая ночь прошла в лихорадке». И вот наступило утро, Катерина летит сама, «и уж не знала, мотор ли движет самолетом или ее сумасшедше стучащее сердце». Так запомнился «чайке» ее первый полет...

Первое испытание войной

Профессия летчика — это, прежде всего, мужская профессия, и Катя это хорошо понимала — как же, эту мысль постоянно «вбивали» в голову юной девушке ее старшие товарищи: педагоги летнего дела, офицеры. И Катя, чтобы полностью соответствовать образу настоящего пилота, даже не моргнув глазам рассталась со своими роскошными косами и стала просить окружающих называть ее именем Иван.

Иван, так и Иван. Далее «его» путь пролег в Оренбургское военное училище. Оренбург поразил Катерину своим великолепием, впрочем, и вид училища, в котором предстояло учиться девушке, «заставил задохнуться от восторга». Через год Зеленко взяли на границу, к тому времени летала Катя очень хорошо.

А вскоре и война с Финляндией началась, которую юная летчица-испытательница «прозевать не могла» - шутки ли, бои начались чуть ли не на окраине Ленинграда. Надо сказать, во время советско-финской войны Катя Зеленко была единственной женщиной-налетчицей, совершала много дневных и ночных вылетов: и бомбежных, и штурмовых, и даже в разведку ходила. И каждый раз девушка проявляла самые лучшие свои качества: находчивость, сметливость, неженскую решительность и героизм, пишет Николай Шадрин.

А ведь жизнь только начиналась!..

После окончания войны Катю Зеленко пригласили в Москву, в Кремль — на награждение. «И это в 23 года-то она получила Орден Боевого Красного Знамени!» - восхищается наш собеседник. Молодая, красивая, с орденом!.. Казалось, жизнь только начинается... Но не тут-то было. Снова война. Великая Отечественная. Девушке предлагали поступить в академию, но она отказалась — мол, война, летчики нужны.

Уже 5 июля Катя летала бомбить. Смелая, настоящий профессионал своего дела, она не давала ускользнуть немецким «мессершмитам». Сама не раз оказывалась на волоске от гибели. Ей и в мыслях было страшно представить, что враг займет родную землю, дойдет до Ленинграда, до сердца родины — Москвы...

А меж тем неумолимо приближалось 12 сентября 1941 года... Совсем скоро, 14 сентября, Катюше должно исполниться 25... О каком подарке могла мечтать в этом возрасте молодая женщина, да еще и в такие суровые годы? Конечно, о мире. Да, правда, была еще одна мечта у девушки — очень женская и очень трогательная... На вопрос мужа, капитана Павла Игнатенко, что бы она хотела получить в подарок на свой 25-й день рождения, Катя засмеялась и ответила просто: «Дочку».

Но не суждено было познать Катерине радость материнства, как и не суждено 9 мая 45-ого ликовать вместе со всем советским народом, празднуя Великую Победу. Знаменитой летчицы не стало уже осенью 41-ого года...

За день до 25-летия, или Прерванный полет

В тот судьбоносный день она уже совершала вылеты, и были они достаточно удачными. Как говорит Николай Шадрин, «отбомбилась наша Катя тогда очень хорошо, правда, потрепали ее изрядно вражеские самолеты». После небольшой передышки и перерыва на скромный полевой обед перед летчицей Зеленко новое задание - немецкие танки прорвались, нужно срочно определить их количество и направление удара. Капитан Лебедев был назначен ведущим, старший лейтенант Зеленко — ведомым. Сказано, в путь, значит в путь. Доесть, правда, не успела Катюша. Думала, вернется и завершит свой обед.

Во время вылета нашим удалось выведать, сколько танков да откуда. Задание выполнено, осталось только вернуться и доложить своим. Но тут на самолеты Лебедева и Зеленко вышли «мессершмиты», более мощные, оснащенные пушками. Семь против наших двух. Завязался бой, Катя уходила от вражеских самолетов как могла, один самолет ей все же удалось подбить. И тут летчица видит, что самолет Лебедева у самой земли, а за ним несется немецкий истребитель. И тут же крик Коли Павлыка, летчика-наблюдателя, который сидел рядом с Катериной: «Кончились патроны!» Катя мгновенно принимает решает и отдает приказ прыгать с парашютом Павлыку. Сама же бесстрашная девушка остается один на один уже с семью «мессершмитами». Они выстроились коробочкой — завернули, гонят самолет Зеленко на запад.

Катя быстро сообразила — плен!.. «Ну, вот и все. Господи, на все твоя воля!» - подумала Катя. Ей подворачивается один «мессершмит», и она со всей силой задевает его крылом. Разозленные немцы пронзили пулеметным и пушечным огнем русский самолет, и он, вспыхнув, ушел вниз, развалившись в воздухе на три части...

Она не вернулась

Свидетелями неравного воздушного боя стали местные жители села Анастасьевка, что в Сумской области. Они наспех, пока еще немцы не успели войти в село, и похоронили бесстрашную летчицу, нашу «чайку», отдавшую свою жизнь ради жизни на этой земле, ради нас, ныне живущих здесь.

Вскоре немцы взяли Анастасьевку, и рассказать о погибели летчицы не мог уже никто. Надежда на то, что Катюша еще жива, еще долго теплилась в сердце и ее однополчан, и мужа. Павел Игнатенко пытался найти свою супругу - а вдруг жива? Ведь, как оказалось, Лебедев не погиб, ему удалось в том бою вырваться из фашистских когтей. И летчик-наблюдатель Николай Павлык вернулся спустя сутки в расположение своей части.

Но Катя не вернулась.

О ее подвиге стало известно значительно позже - только тогда, когда враг был изгнан за пределы нашей родной земли. За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов Екатерине Ивановне Зеленко посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

По словам генерал-лейтенанта Анатолия Пушкина, Героя Советского Союза, «это был летчик высокого класса. Она родилась для авиации, как птица для полета!» Какие верные слова! Вот только жаль, что полет такой птицы был прерван столь рано. Ей бы еще летать и летать... Немало подвигов могло быть впереди, и немало счастья — простого, естественного, женского...

Оставить комментарий
Имя:
E-mail (не публикуется на сайте):
Город:
Текст комментария:
У вас осталось: 1000 символов
Введите сумму 70+4=
С правилами комментирования ознакомлен и согласен.
* Внимание! Комментарии в выходные и праздничные дни добавляются на сайт после модерации.
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter