Банк ВТБ24 Курск  

Прохоровское сражение: мифы и реальность

- 06.05.2006, 18.00 - Александр Алябьев
В Большой Советской Энциклопедии говорится, что 12 июля 1943 в районе Прохоровки в ходе Курской битвы произошло крупнейшее в истории Великой Отечественной войны танковое сражение между немецкой танковой группировкой (всего около 700 танков и штурмовых орудий) и советскими войсками (около 800 танков и самоходно-артиллерийских установок). В ожесточённых боях, длившихся весь день, противник потерял свыше 350 танков и штурмовых орудий, 5-я гвардейская танковая армия потеряла около 300 танков и САУ. 12 июля враг перешел к обороне, а 16 июля начал отводить свои силы.
Это описание событий очень сильно грешит против истины. И относительно числа немецких танков, и особенно относительно немецких потерь.
12 июля 1943 года 700 танков и САУ было во ВСЕХ частях Манштейна на всем южном фасе Курской дуги (в трех танковых корпусах, действовавших на трех разных направлениях против пяти советских армий), а свыше 800 танков и САУ было только в ОДНОЙ 5-й гвардейской танковой армии Ротмистрова. Однако против этой армии 12 июля на подступах к Прохоровке действовал только лишь 2-й танковый корпус СС, в составе трех дивизий СС: "Тотенкопф", "Лейбштандарт" и "Райх".
Также во многих советских и российских публикациях утверждается, что у немцев под Прохоровкой было множество "Тигров", "Пантер" и "Фердинандов", а у советских войск – "всего лишь" 500 Т-34, а остальные легкие танки.
К началу операции Курской битвы (вечером 4 июля) в составе 2-го танкового корпуса СС было 327 танков и 153 штурмовых и противотанковых самоходных орудий. Из танков - всего 35 исправных "Тигров" и ни одной "Пантеры". Также в корпусе было 54 самоходных гаубиц, однако они применялись против танков только в крайнем случае. К началу битвы под Прохоровкой в составе корпуса было 211 боеспособных танков и 124 штурмовых и противотанковых самоходок, а также 49 самоходных гаубиц. Среди танков - 15 исправных "Тигров" и само собой ни одной "Пантеры". "Фердинандов" же не только во 2-м танковом корпусе СС, но и вообще у Манштейна быть просто не могло - это штурмовое орудие было выпущено немцами в количестве 90 штук, все они применялись исключительно на северном фасе Курской дуги.
Таким образом, на самом деле под Прохоровкой 12 июля сражались не более 335 немецких танков и САУ против 597 советских танков и САУ. При этом 12 июля 2-й танковый корпус СС потерял поврежденными и уничтоженными порядка 70 танков и САУ, а 5-я гвардейская танковая армия потеряла 343 танка и САУ.
По решению Сталина была создана комиссия для расследования причин больших потерь, понесенных 5-й гвардейской танковой армией под Прохоровкой. В отчете комиссии, представленном Сталину в августе 1943, боевые действия советских войск 12 июля под Прохоровкой были названы "образцом неудачно проведенной операции".
Объяснить, что после войны в СССР итоги этого сражения были поставлены с ног на голову, можно тем, что Никита Хрущёв, по указке которого в конце 1950-х писалась многотомная история войны, в качестве "члена Военного совета" Воронежского фронта "воевал" на южном фасе Курской дуги. Разумеется, действующий генсек никак не мог оказаться, даже косвенно причастным к провальной операции.
К тому же 12 июля 1943 фронты под командованием генерал-полковника Василия Соколовского и генерал-полковника Маркиана Попова начали стратегическую наступательную операцию "Кутузов" прорвав в первый же день наступления немецкую оборону на трех участках в ширину от 10 до 16 километров и глубиной до 4-9 километров. Именно поэтому день 12 июля все же по праву может считаться переломным в ходе Курской битвы. Правда, достигнуты были эти успехи не на южном, а на северном фасе дуги.
Поэтому в угоду Никите Хрущеву переломный день 12 июля стали связывать не с действительными успехами на северном фасе Курской дуги, а с Прохоровским сражением на юге, которое было велено считать "увенчавшимся победой Красной армии", несмотря на то, что именно на этом участке немцы продолжали наступать и после 12 июля.
Сохранился документ, который Маршал Советского Союза Василевский направил 14 июля Верховному Главнокомандующему, исходя из которого видно, что вопреки утверждениям советских историков, немцы не были остановлены и тем более оттеснены 12 июля под Прохоровкой. Дивизия "Тотенкопф" продвинулась в тот день на несколько километров, дивизия "Лейбштандарт" практически сохранила свои позиции, а дивизия "Райх" вообще продолжала наступать до 16 июля, выйдя на рубеж в 6 км южнее Прохоровки.
Более того - 16 июля командующий войсками Воронежского фронта Ватутин отдает приказ командующим армий "на ведение оборонительной операции", а 17 июля "на совершенствование обороны", а именно на организацию "прочной обороны".
Впрочем, наступление войск Манштейна уже не имело стратегической цели - поскольку события на северном фасе Курской дуги действительно означали конец немецкой операции "Цитадель". Поэтому на южном фасе Манштейн после 12 июля лишь попытался нанести, как можно больший урон советским войскам, с тем, чтобы отвести свои силы на выгодные для обороны позиции, высвободив часть войск для других участков фронта. Эта задача в основном Манштейну удалась. В ночь на 18 июля танковый корпус СС был отведен от Прохоровки, имея в своем составе 203 исправных танка, в том числе 23 Тигра, и 117 штурмовых и противотанковых САУ.
Легенды и мифы военной истории
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter