Банк ВТБ24 Курск  

Заячий след или тотальный контроль над газетой из Железногорска Курской области

- 01.03.2006, 21.39 - Катерина Романова
Открываю страницу сайта "Эхо недели" Железногорска. Читаю статью: "Первые уроки "шпионского скандала". В постскриптуме: "в ночь, когда верстался номер, федеральные электронные СМИ, в том числе "Эхо Москвы", каждые полчаса сообщали о травле нашей газеты, о готовности правозащитных и общественных организаций оказать нам юридическую помощь. Вот некоторые заголовки за 28 февраля -1 марта: "В Железногорске Курской области нашли английских шпионов". "Шпионский скандал в центральной России: Редакцию газеты "Эхо недели", которая выходит в городе Железногорске Курской области, по сути, обвинили в работе на иностранные разведки". "Редакцию газеты "Эхо недели", которая выходит в городе Железногорске Курской области, подозревают в сотрудничестве с иностранными фондами". "Давление на железногорскую газету "Эхо недели" может быть связано с многочисленными материалами с призывами провести экологическую экспертизу деятельности Михайловского горно-обогатительного комбината, которые публиковались в издании". Возникает вопрос: какой интерес у "Эха Москвы" и других федеральных СМИ пиарить региональную газету? Любят у нас в стране "обсосать" проблемку!
Ещё более интересный вопрос: КОМУ это нужно? По словам моей коллеги - главного редактора газеты "Эхо недели" Веры Полозковой, которые мы, кстати, уже публиковали на сайте Курсксити.Ру, "весь этот "шпионский" скандал раздут лишь с одной единственной целью - отвлечь внимание железногорцев, чтобы они "кинулись ловить шпионов и забыли об экологической угрозе, связанной со строительством металлургического комплекса. Тогда ради чего вокруг нас создалась эта шпионская дымовая завеса? По тексту "Курской правды", западные спецслужбы спят и видят, как бы с помощью "Эхо недели" сорвать строительство металлургического комплекса в Железногорске. Чтобы его построили не в России, а на Западе? А мы-то, наивные, думали, что в интересах западных стран сделать все, чтобы "грязное" производство и свалки отходов разместить у нас, а у них оставить лишь "чистые" предприятия. Тогда почему западные спецслужбы поддерживают противников строительства металлургического комплекса, а не сторонников? Что-то не ладится с логикой у наших обвинителей…"
Так же считает председатель Курского областного Союза журналистов Александр Щигленко: "дело, конечно, вовсе не в шпионах, а в позиции газеты "Эхо недели" в связи с предстоящим размещением в Железногорске металлургического комплекса. Газету, по сути, обвиняют в том, что она пытается "похоронить важный для страны объект".
Газету поддержал и Михаил Смолин, председатель экологического движения, представив свою причинную версию: "Что нужно, чтоб Вас записали в шпионы (советы опытного резидента). Для начала нужно занять активную гражданскую позицию. Затем хотя бы разок прочитать Конституцию Российской Федерации, чтобы знать свои права и обязанности. Неплохо бы еще изучить несколько федеральных законов, например, Закон "Об охране окружающей среды".
Редакция обвинения в свой адрес назвала клеветой и заявила, что намерена обратиться в правоохранительные органы с просьбой привлечь виновных к ответственности. Коллег понять не трудно – они отстаивают своё достоинство и независимость. И вместе с ними ВСЕ МЫ – журналистское сообщество, за исключением…
И всё же, давайте вернёмся к вопросу: КОМУ это нужно?
В обвинительных речах к "Эху недели": газету подозревают в сотрудничестве с иностранными фондами. Вот и доказательство – приезд в Железногорск, а именно встреча с журналистами "Эхо недели" английского шпиона Марка Доу.
Господа! Не кажется ли вам, что вся эта история шита белыми нитками? Неужели именно железногорские журналисты так понадобилась Великобритании, что они захотели их "купить"?
Есть мнение, и таких людей не мало, кто считает все эти публикации отвлекающими манёврами. Вспомните, когда возник шпионский скандал? 22 января 2006 года. Тогда же, в январе произошло ещё одно событие. Был подписан и опубликован 18-й Федеральный Закон о внесении изменений в законы "О некоммерческих организациях", "Об общественных объединениях", "О закрытом административно-территориальном образовании", принятый Государственной Думой Российской Федерации 23 декабря, Советом Федерации 27 декабря, подписанный Президентом 10 января, опубликованный 17 января, вступающий в законную силу 18 апреля 2006 года.
Вот тут господин Смолин, призывающий почитывать Российскую Конституцию, был прав. Только экология здесь ни при чём. Ничего не придумывая, передам вам рассказ президента института Национального Проекта "Общественный договор", в прошлом преподавателя кафедры политэкономии МГУ, ныне заведующего кафедрой "Прикладной институциональной экономики" Александра Аузана. Встреча с этим экспертом в области политической экономии и Федеральных Законов проходила в рамках семинара Клуба региональной журналистики "Из первых уст".
- Я вообще понимаю, как возник шпионский скандал. Не знаю, но могу себе представить. Вот можно, я пофантазирую. Разговаривает глава государства с руководителями разных важных служб и говорит: "Вы чего, работать не умеете? Вы посмотрите, что происходит. Вы что за закон написали? Вы написать нормально не могли? Вы его провести нормально не могли? Почему критика во всех газетах? Почему мы имеем неприятный международный эффект? Почему вообще все это?"
Они говорят: "Исправим. Мы все исправим. Сейчас общественное мнение поправим. У нас такой материал есть – прелесть".
Президент: "Идите и работайте, делайте".
Вот они пошли, и стали делать. Потому что, я утверждаю, шпионский скандал напрямую связан с 18 Федеральным Законом. Не потому что закон действует – он не действует. А потому что они получили удар по этому своему ведомственному имиджу. И в целом по конструкции "как скажем – так и будет".
Теперь что получается со шпионским скандалом? Удар, вообще говоря, чувствительный. Я бы сказал "гадский" удар. Потому что, ну, это обвинение в государственной измене, это же шпионаж – статья про них, а про нас – это государственная измена. Причем, в адрес таких людей, как Людмила Михайловна Алексеева.
Теперь давайте посмотрим, что из этого получается. Вот они думают, что будет так: вот они произвели удар и действительно создали брожение в общественном мнении: "А, там работают на шпионские деньги". Потом они закончили, смягчили, как они говорят. "Ну, мы же смягчили, вот уже аналитическими программами "Постскриптум", мы же все смягчили. И вообще Людмила Михайловна замечательный человек и так далее, и так далее". Они считают, что они мазнули – и отбежали. И вроде как все закончилось.
Нет, господа, все только начинается. Потому что вы имеете дело с сектором, где нет активов, где вас не боятся и где владеют технологиями.
Я вам скажу, что будет дальше. Первое, будет судебное разбирательство. Очень известный, хороший адвокат сказал: "Ха, значит, дело о репутации. Приступаем". Причем, это арбитраж. А значит, дело может уйти опять-таки по международной линии. В Цюрих оно может уйти. В международный арбитражный суд.
Второе, есть такая штука, как Большое жюри журналистов. Вот хорошо бы все-таки послушать, что скажут "Специальный корреспондент" господин Мамонтов, сделавший эту передачу, господин Добродеев и прочие уважаемые члены сообщества. Они что, не придут на Большое жюри? Ой, не знаю. Опасно это – не приходить на Большое жюри. Там уважаемые люди сидят в Большом жюри. Это механизм урегулирования, признанный в сообществе и так далее.
Поэтому все еще только начинается. Здесь не будет такого: утерлись. Здесь будет фундаментальная длинная война. Более того, немедленно выразили солидарность – к вопросу о расколе – 12 организаций, упомянутых в этом списке, очень и очень многие. Потому что, ну, братцы, вот таким методом – это очень опасно, это опасно для всех. Поэтому сопротивляться будем вместе.
Вот такая история. Что касается наших коллег из железногорской газеты, ребята делают свою работу, и хорошо делают. Ни на кого не озираясь, отстаивают интересы своего города. И тут я согласна с мнением всё того же Александра Аузана:
- Я вполне допускаю, что господин Доу является разведчиком, может быть. Но представьте себе, что вам денежные переводы носил почтальон, который потом оказался педофилом. Значит ли это, что вы виновны в плохом отношении к детям. А у нас государственный чиновник, который бюджетные средства вашей газете подписывал, оказывается, жену свою убил, например. И что – из этого следует, что ваша газета была заинтересована, действовала по указке или не будет освещать этот неприятный эпизод? С логикой нестыковки, а в суде придется все эти вещи показывать и доказывать.
KURSKCITY.RU
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter