Банк ВТБ24 Курск  
Я был как Маугли, рожденный в джунглях
15.05.2017
26.01.2017
22.11.2016
20.10.2016
04.10.2016
16.09.2016
23.08.2016
05.05.2016
26.02.2016
10.02.2016
30.12.2015
23.12.2015
17.04.2015
09.02.2015
27.11.2014
17.11.2014
28.10.2014
24.10.2014
10.09.2014
25.03.2014
14.02.2014
22.01.2014
17.01.2014
26.12.2013
02.12.2013
01.10.2013
14.08.2013
11.07.2013
28.06.2013
19.06.2013

Дан Запашный: Я был как Маугли, рожденный в джунглях

- 2017-06-07 - Анна Москалева -

В Курском цирке новый сезон открывается программой "Сюрприз" от Марицы и Дана Запашных. Курские зрители уже видели эту программу в 2013 году, но с тех пор она претерпела серьезные изменения. Мы встретились с Даном и узнали, чем удивит новая программа, почему нельзя запрещать цирк с животными, как с помощью "Перископа" можно изменить мнение людей и почему представитель рода Запашных отказывается дрессировать хищников. 

- Какое у вас было детство?

- Конечно, необычное. Мои родители работали в цирке, я разъезжал по разным городам, и за год менял по семь-восемь школ. Примерно каждый месяц новая школа, новые друзья, и так по всей стране. Я все время был чем-то занят, был активным, ходил на занятия по спортивной гимнастике.

- Как одноклассники относились к вам?

- С интересом. Кроме того, вместе со мной учились еще и мои друзья по цирку, которые уже выступали. У нас с ними были разные навыки из числа циркового искусства, мы обгоняли сверстников в физическом развитии. Могли удивить.

- В какой момент вы поняли, что хотите стать артистом цирка?

- Мне почему-то с детства очень нравилась политика, я всегда следил за новостями и какие-то дипломатические нотки во мне начали проявляться уже тогда. Как я уже говорил, в жизни было много переездов, приходилось очень часто знакомиться с новыми людьми, налаживать контакты с учителями, одноклассниками. Какая-то польза была от этой ситуации. Вот мне и подумалось, что было бы здорово и интересно стать дипломатом. Я уже в принципе представлял свое обучение в МГИМО.

Но когда мне было лет 13, мой дед Вальтер Запашный вернулся после долгих гастролей в Китае. Я увидел его на арене в таком сознательном возрасте, увидел то, как он делает свою работу. В общем, своим примером он меня переубедил.

- Мама не была против того, что вы изменили своей мечте?

- Мама у меня молодец, потому что всегда старалась мне помогать в том, чем я занимался. Думаю, что это правильно. Потому что когда ребенок к чему-то проявляет интерес, очень важно, чтобы родители его поддержали в этом. Мне кажется, есть немало людей, которые хотели заниматься чем-то другим, но в силу определенных обстоятельств занимаются тем, чем занимаются. Очень важно для каждого человека получать удовольствие от работы, пусть она бывает тяжелой, монотонной, рутинной, но чтобы результат обязательно приносил радость и удовлетворение. Как у меня.

- Какие жанры циркового искусства вы освоили?

- Всех цирковых детей обучают основам жонглирования, акробатике. Мне это давалось проще, поскольку занимался гимнастикой, а это своего рода многоборье. Я, к примеру, года 3-4 назад показывал не совсем обычный номер - жонглировал на мотоцикле. А вот теперь занимаюсь дрессурой шимпанзе.

- Какой еще был опыт дрессуры?

- Мне кажется, я родился среди животных. Причем, не среди домашних. Мое окружение составляли леопарды, пантеры, львы, тигры. Я был как Маугли, рожденный в джунглях. Моя бабушка со мной занималась, так что представление о дрессуре хищников имею. Но я работаю с шимпанзе, потому что в нашей семье с ними никто не работал. А я всегда стараюсь делать что-то новое.

- Кого бы хотели дрессировать в дальнейшем?

- Моя большая мечта — работать со слонами. Более шести лет пытаюсь найти варианты, чтобы привезти этих животных, но очень много сложностей. А очень хочется сделать интересный номер с ними. Мне кажется, что российский цирк — это именно цирк животных.

- Большинство европейских стран,  США, Латинской Америки, Азии и Африки полностью запретили цирк с животными. Естественно, «зеленые» хотят внедрить такую же практику и в России. Какое у вас отношение к этому вопросу?

- Негативное. Моя позиция такова — я за качественное общение человека с животным, за профессиональный подход к этому вопросу. Даже беря в дом собаку или кошку, нужно в полной мере понимать не только ответственность за их жизнь, содержание, но и последствия, с которыми сопряжено проживание животного.

Да, есть такие люди, которые формируют негативное мнение о цирке — это непрофессиональные дрессировщики, которые добавляют в бочку с медом ложку дегтя. А люди особо не вдаются в подробности и обобщают. На этой почве возникает очень много недопониманий.  К сожалению, в семье не без урода. Но я всегда говорю в этом случае — проблема не в цирке, а в людях. Цирк — это публичное место, где каждое представление — это прямой эфир, здесь никогда ничего не смонтируешь, не вернешь назад. Если человек непрофессионал, он может совершать какие-то необдуманные поступки, которые будут очевидны даже зрителям.

Мне кажется, что должны быть специальные комиссии, контролирующие покупку экзотических животных простыми людьми. Крокодилы, леопарды, рыси, даже собаки бойцовских пород — все эти животные требуют особых знаний и навыков. Нужно, чтобы люди проходили обучающие курсы, медкомиссии, обязательно получали заключение психиатра.

В целом, проблема цирка мне кажется в закрытости. Никому неизвестно, что именно происходит за кулисами. Поэтому я начал вести в мобильном приложении «Перископ» прямые трансляции. В контенте — репетиции, кормление, прогулки, содержание, переезды, то есть весь наш цирковой быт в то время, когда нет представлений. Снимаю о нашем коллективе, о жизни артистов. Уже более 400 трансляций.

Самое приятное, что люди, которые никогда не ходили в цирк, потому что считали, что это тюрьма для животных, все-таки изменили свое мнение, благодаря моим трансляциям. Если бы артисты занимались такой деятельностью, было бы проще. В планах сделать канал на Ютуб с той же тематикой, думаю, будет интересно.

- Что стоит за идеально выполненным номером?

- Большой труд, терпение, знания, любовь, конечно. Делать что-то хорошо в любой профессии всегда сложно. Любой номер, который смотрится легко со стороны, оттачивается годами.

- Вы суеверный? Есть ли что-то, что вы всегда стараетесь сделать перед выступлением?

- Нет, я верующий. А по поводу каких-то особых ритуалов считаю, что человек, который считает себя профессионалом, не должен отвлекаться на ерунду. Всякие ритуалы только забивают голову. Если перед выходом на манеж я буду чем-то обеспокоен, это передастся моим животным, они тоже будут волноваться.

Хотя у каждого, конечно свой подход. Есть определенные вещи, которые мы все делаем, но это не относится к суеверию, а скорее к уважению и цирковому этикету.

- Как обычно проходит ваш день, когда вы на гастролях?

- Я всегда рано встаю, около 8. А в 9 у нас уже первая репетиция. Занимаемся до 11.30 с обезьянами, после чего делаю перерыв для них, сам решаю рабочие моменты, которых накапливается очень много. Тем более, что у моих подопечных особые вольеры с подогревом, мы их сами собираем. Сейчас очень много технических решений, которые позволяют обезьянам комфортно себя чувствовать — турники, перекладины, игрушки. Даже туалет есть. Уже не говорю о том, что у них свой официант, которому они постоянно заказывают чай, компот.

Потом около часа дня у нас репетиция в манеже. Стараюсь с ними дробно заниматься, чтобы они не уставали. Потом перерыв на обед, у меня занятия в тренажерном зале, в басейне. Вечером тоже репетиция, часов до 9.

- А по Курску гуляете?

- Да. У нас сейчас отпуск, никого нет, только я с животными. Гуляю по улице Ленина с Енисеем — это 5-месячный щенок кавказской овчарки. Он абсолютно белый, выглядит как медвежонок. Вот с ним и совершаю променад от цирка до стадиона, и по Радищева спускаемся. Занимает это где-то часа полтора. Щенка надо приучать к людям, да и незачем ему сидеть только в вольере.

- У вас отпуск, но вы все равно проводите его в цирке. Есть ли вообще время на что-то другое?

- Увлечений у меня много, к примеру, я очень люблю путешествовать. Несмотря на то, что моя работа подразумевает постоянные переезды, есть особенные места, где нет цирка и которые очень хочется посмотреть. Просто сейчас готовим очень сложные трюки, поэтому я решил посвятить время животным.

- Расскажите о программе, с которой вы приехали?

- Она у нас постоянно меняется. Сейчас в ней в первую очередь уделяется внимание трюкам, взаимодействию с животным и демонстрации сверхспособностей людей. Мне кажется, цирк именно таким и должен быть, чтобы мотивировать людей на что-то хорошее, доброе. Детям очень важно видеть настоящее общение с животными, каким оно должно быть.  Для мня дрессура — это именно искусство общения с животным. Без любви не получится сделать то, что мы делаем. Эти позитивные качества хочется привить молодежи, им этого очень не хватает сейчас. Все больше становится семей, где нет ни кошек, ни собак, ни даже хомячков. А это отражается на характере детей.

Посмотрите, как молодежь гуляет — сидят на лавочках и в смартфонах переписываются. На прогулках замечаю, как люди реагируют на Енисея, кто-то улыбается, спрашивает, можно ли погладить, а некоторые сторонятся, косятся. И таких даже больше. Не было у них в жизни общения с животными, не было любви к ним, а потому не хватает им каких-то положительных качеств характера.

- Каких животных в программе можно увидеть?

- Кавказские овчарки, верблюды, разные породы обезьян, лошади, ослики. На любой вкус и цвет. Главное то, что человек не просто придет и посмотрит на них, как в зоопарке. Можно увидеть настоящее общение, возможности человека и животных.

- Приглашают ли вас участвовать в каких-то медийных проектах?

- Честно говоря, в последнее время я больше занимался своей работой. Однако ко мне пришло понимание, что но на сегодняшний момент публичность очень важна.

Можно делать необычные, колоссальные вещи, но никто о тебе не будет знать. Это проблема и государства в целом, поскольку я работаю в Росгосцирке, и по идее руководство должно организовывать съемки, встречи, чтобы стимулировать развитие и артистов, и цирка в целом. К тому же, очень много развелось передач без познавательного зерна. Людям больше интересны скандалы, интриги, расследования. Обсуждать чужие жизни — это не для меня. Наверное, поэтому я и не появляюсь на ТВ.

- К чему обязывает фамилия Запашные?

- Обязывает ко многому. Но самое большое обязательство - оправдать ожидание зрителей. Мне нельзя делать обычные вещи и работать на среднем уровне. Моя фамилия — это репутация качества. Поэтому я постоянно слежу за тем, что происходит в мире и стараюсь опережать хотя бы на шаг.

- У вас это получается, как думаете?

- Ну к примеру, номер, которым я сейчас занимаюсь — это не дрессура, это взаимодействие партнеров, что необычно. Большие человекообразные обезьяны  - очень опасная порода, а мы работаем на расстоянии, даже без ошейников. Делаем трюки, которые исполняют люди в большом спорте. А еще они демонстрируют свои интеллектуальные способности, есть комические моменты. Второго такого номера в России нет.

- Вы взялись работать с шимпанзе только поэтому?

- Вообще мне нравится работать с крупными животными — с хищниками, слонами. Хотя насчет тигров и львов я бы поспорил, потому что сейчас наступает некое пресыщение. Они есть почти в каждом цирке. У людей формируется мнение, что, наверное, с тиграми работать очень просто, раз много кто этим занимается. Отчасти наверное что-то в этом есть.

Хотя тигр - это очень опасный, свирепый, сильный зверь, но когда слишком много людей занимается одним и тем же, ценность номера пропадает. Это одна из первых причин, почему я не работаю с  ними, хотя моя фамилия ассоциируется  именно с дрессурой хищников. Однако я считаю, что успех всегда будет там, где вы будете первыми.

Но зарекаться не буду. Мне интересно попробовать для собственного развития, для удовольствия. Но больше всего хочется попробовать все же поработать со слонами. Если с шимпанзе в России номеров крайне мало, хороших номеров еще меньше, то слоны на всю страну только у моего друга Андрея Дементьева-Корнилова.

В масштабах нашей страны это крайне мало. Слоны и не во всех-то зоопарках есть. У них незаурядные интеллектуальные способности, поэтому с ними постоянно можно разучивать что-то новое.