Банк ВТБ24 Курск  
Актер - это тот человек, который способен прожить жизнь другого
26.01.2017
22.11.2016
20.10.2016
04.10.2016
16.09.2016
23.08.2016
05.05.2016
26.02.2016
10.02.2016
30.12.2015
23.12.2015
17.04.2015
09.02.2015
27.11.2014
17.11.2014
28.10.2014
24.10.2014
10.09.2014
25.03.2014
14.02.2014
22.01.2014
17.01.2014
26.12.2013
02.12.2013
01.10.2013
14.08.2013
11.07.2013
28.06.2013
19.06.2013
03.06.2013

Александр Швачунов: Актер - это тот человек, который способен прожить жизнь другого

- 2013-12-02 - Ирина Фомкина -

Александр Швачунов — актер Курского драматического театра, сценические образы которого ярки, убедительны и темпераментны. За время своей театральной карьеры Александр Сергеевич покорил сердца московских и владимирских зрителей, и вот в 2008 году он вернулся на свою родину — в Курск, где сразу занял место одного из ведущих актеров. Мошенник Труффальдино из «Слуги двух господ», добродушный старшина Кузовков из «Соловьиной ночи», Оргон из «Тартюфа», хитроумный полицейский из «Мышеловки», Феличе из «Голодранцев и аристократов», несравненный Сирано из «Сирано де Бержерака» - это малая часть тех ролей, которые Александр Швачунов исполнил на курской сцене и которыми полюбился зрителям.

В интервью ИА KURSKCiTY заслуженный артист России вспоминает о студенческих годах, работе в Драматическом театре им. А.В. Луначарского, а также спектакле, который преследует его всю жизнь.

- Александр, мы знаем, что Вы, будучи учеником, занимали ответственную должность — были секретарем комитета комсомола школы. Многие думали, что Вы и дальше пойдете по этой линии. Так почему же все-таки театр?

- А получилось очень просто. Мои родители в свое время закончили Ярославское театральное училище, но актерами у них стать не получилось, и я в общем-то осуществлял их несостоявшиеся мечты. Родители отвезли меня в Воронеж, поставили меня перед дверьми института, и вот уже 25 лет я не выхожу из этих дверей.

- Поступили легко?

- Ну, как сказать? Очень легко. Я пришел, представился. И перед тем, как начать читать свой репертуар, меня спросили: «Молодой человек, а если мы Вас возьмем, а Вы в армию уйдете, как тогда быть?» В то время еще забирали в армию из института, это был 1988 год. Я сказал, что в армию не пойду, мол, можете брать спокойно. В общем, мне не понравилось, как они со мной разговаривали, и я прочел несколько строчек бессмертного произведения Леонида Филатова из сказа «Про Федота-стрельца, удалого молодца»:

Ну и ушлый вы народ

Ажно оторопь берет!

Всяк другого мнит уродом,

Несмотря, что сам урод.

Потом на всех остальных турах я вставал, представлялся, мне говорили, садитесь и даже не просили ничего прочитать, и так три тура. Видимо, понравился, и меня сразу взяли. А институт я закончил с красным дипломом.

- Нравилось учиться?

- Да, было интересно. Вот в школе мне учиться не нравилось, а в институте наоборот. Сейчас старший мой сын учится в Щепке (Высшее Театральное Училище им. Щепкина – прим. автора), но там другая история. Когда хвалят, ему нравится учиться, когда не хвалят — не очень. А мне нравилось все, в том числе и когда ругали. Кстати, в институте я познакомился с будущей супругой (Александр Швачунов женат на Галине Халецкой, актрисе Курского драматического театра — прим. автора). Уже на третьем курсе мы поженились, так что, можно сказать, у меня студенческий брак.

- Как сложилась Ваша судьба после окончания учебного заведения?

- После института нас, меня и супругу, пригласил работать главный режиссер Владимирского театра драмы Алексей Бурков, который приехал на наш дипломный спектакль. Но мне предстояло отслужить в армии. По директиве меня отправили в Театр Советской Армии. И только потом, после десяти месяцев службы в Театре Советской Армии, я попал во Владимирский театр.

- Что можете рассказать о работе во Владимире?

- Там у меня прошла вся молодость, становление, взросление. Много всего связано с этим театром, к тому времени, когда я уезжал в Курск, мой послужной список насчитывал 70 ролей. В том числе я играл и в спектакле «Тартюф».

- А как попали в Курский драматический театр?

- Мы приехали в Курск к моим родителям, и я позвонил Юрию Бурэ. При встрече я рассказал ему, что мы с супругой планируем переехать в Курск. И если театр в нас заинтересован, мы были бы не против здесь работать.

- И Юрий Валерьевич вас принял?

- Да, но так получилось, что в это время моей жене должны были дать звание заслуженной артистки, потому мы должны были приехать в Курск через год. Однако в следующем году на присуждение звания заслуженного артиста подали уже меня. В итоге Курскому театру пришлось нас немного подождать.

- Я правильно поняла, были такие спектакли, которые Вы играли на разных сценах у разных режиссеров?

- Да. Мне в своем роде везло на «Тартюфа». Для меня это легендарный спектакль, он преследует меня всю жизнь. Сейчас, кстати, я ставлю его со своими студентами (с недавнего времени Александр Швачунов преподает в Курской академии государственной и муниципальной службы — прим. автора). Этот спектакль будет отличаться от того, что зрители видели на Курской сцене. Кроме того, я играл «Тартюфа» в институте.

- Кстати, в этом сезоне спектакль «Тартюф» сняли из репертуара Курского драмтеатра. Расстроились?

- Как сказать. Если честно, я не очень любил этот спектакль. Когда Юрий Валерьевич пригласил Бориса Горбачевского ставить «Тартюф», я испытывал смешанные чувства. Мне досталась роль Оргона, благодаря которой я стал лауреатом театрального фестиваля имени Н.Х. Рыбакова в Тамбове. Будучи студентом мне приходилось играть Валера, потом самого Тартюфа. Но самым сложным, без сомненья, могу назвать, конечно, Оргона. Как уже сказал, я не очень любил этот спектакль. Не буду скрывать, у меня даже был конфликт с Горбачевским из-за этого спектакля.

- Из-за чего?

- Задача режиссера заключается в том, чтобы раскрыть автора, а не придумать за автора что-то свое. Нет, бесспорно, есть авторы, за которых надо что-то додумать, если это, например, Иван Петрович Тютькин. Но Жан-Батист Мольер не нуждается в том, чтобы его переделывали. И если в свое время он написал, что это комедия, значит, это комедия. Нужно понять, зачем он сделал это, а не думать, дай-ка я напишу трагедию или мелодраму. Ведь Мольер писал комедию потому, что порок больше всего боится быть высмеянным. Он хотел, чтобы над Тартюфом смеялись. Именно поэтому эту пьесу запрещали церковники, ведь их высмеивали, и им это не нравились. Вот на этой почве у нас с Горбачевским была кардинальная несостыковка. Хочется отметить, многие критики на фестивале в Тамбове придерживались тех же взглядов.

- А если говорить в целом, что испытывает актер, когда снимают с репертуара тот или иной спектакль? Например, недавно сняли «Слугу двух господ», где у вас была одна из главных ролей.

- Что касается «Слуги», я любил этот спектакль, поэтому было жалко. У меня там была забавная роль. Да и вообще, многие спектакли жалко. Но снимать спектакли — это прерогатива художественного руководителя, я в эти вещи никогда не лезу.

- Александр Сергеевич, теперь хотелось бы поговорить с Вами еще об одном спектакле, который, думаю, также не прошел для Вас бесследно. Совсем недавно я беседовала с ребятами из Курского колледжа культуры, и один из студентов сказал, что у него есть своеобразная роль-мечта, и это роль Сирано де Бержерака. Но молодой человек признался, что боится когда-либо за нее браться, поскольку Александр Швачунов сыграл так, что каким-либо образом переиграть ее невозможно...

- Коль Вы процитировали мне этого молодого человека, позвольте я тоже отвечу ему заочно. Не надо никогда никого переигрывать. Ведь актером называется тот человек, который способен прожить жизнь другого, а не тот, кто может заучить текст, выйти на сцену и с большей или меньшей степенью горячности что-то сказать.

А что касается Сирано, я уже много раз говорил, что боюсь этого спектакля, он буквально выпивает из меня все соки. Мне даже кажется, что после него я худею килограмма на три. Но в то же время благодарен Юрию Валерьевичу Бурэ за то, что он предложил мне сыграть эту роль. Тогда я был задействован в другом спектакле. У меня был ввод в спектакль «Традиционный сбор» вместо Сергея Симошина. После первого акта Бурэ подошел ко мне и предложил сыграть Сирано де Бержарека. Понятно, что отказаться было невозможно. Я работал над ролью год, учил текст по одной страничке в день. Но почему-то думал, что ничего не получится, и спектакля не будет. Все время мне что-то мешало репетировать, то кто-то заболел, то еще что-то случилось, и вот в день премьеры, помню, сижу я в ложе, пошла музыка, и я понял, что теперь мне уже точно ничего не помешает. Кстати, мой старший сын решил стать актером как раз после того как посмотрел этот спектакль. До этого он просто ненавидел театр, так как тот, по мысли сына, забрал у него родителей.

- Александр Сергеевич, бытует мнение, что уровень игры в провинциальном театре ниже, нежели в театре, например, столичном. Вы, как человек с большим опытом работы в разных театрах, что можете сказать по этому поводу?

- Каждый из нас имеет свое субъективное мнение. Вы - одно, я - другое, кто-то другой - третье. Самое интересное, что о театре может говорить кто угодно. Любой человек, кого не выдерни из толпы, без труда может судить о любой постановке. А если спросить его же, скажем, об операции хирурга, вряд ли он сможет ответить что-либо внятное. А театр — это искусство, которому люди учатся в театральных институтах как минимум четыре года. Константин Станиславский считал так, что единственный критерий оценки спектакля — это сила воздействия на зрителя, и не имеет никакого значения, какой это театр — провинциальный или московский, питерский или нью-йоркский. В том же «Сирано», когда я читаю финальный монолог, то вижу, как плачет едва ли не половина зала, то же самое могу сказать и о «Соловьиной ночи». Значит, эти истории доходят до сердец зрителей.

Кстати, ехал сегодня в машине и услышал по радио новость, что в каком-то английском графстве полицейским собакам, которые уже отслужили, установили пенсию в размере пятисот фунтов. Так вот, когда у нас средняя зарплата заслуженного артиста хотя бы подойдет к зарплате собаки в Англии, тогда уровень провинциального театра потихонечку сравняется с московским.

- Расскажите, а как Вы проводите свое свободное время?

Как правило с сыном. Старший, как я уже говорил, учится в Москве, а младшему только пять лет. Сегодня, например, у меня было свободное время, поскольку я занят только во втором акте «Лисистраты». А потому мы с сыном катались на велосипедах, объездили чуть ли не полгорода. Так что ребенок забирает у меня весь досуг.

- Если уже заговорили о спектакле «Лисистрата», премьера которого состоялась совсем недавно, расскажите немного о нем. Чего ждать курскому зрителю?

Я играю там такого мачо, который пришел с войны к своей жене, эпизод должен понравится зрителю. И вообще, я думаю, народ будет ходить на этот спектакль. Хотя там, конечно, надо ставить категорию «18+».

закрыть